Самиздат счастная елена


Воин Забвения. Трилогия. Елена Счастная

ПРОЛОГ

Капище горело жарко.

Дубовые идолы ещё не занялись пламенем, но сухую траву между ними оно уже почти совсем сожрало. А истуканов огонь только оглаживал понизу яркими всполохами, будто не решался взяться в полную силу. Лики Богов от грядущей опасности ничуть не менялись. Они так же неподвижно смотрели в пустоту или бесконечность, прошлое или будущее. Так казалось со стороны. А подойди ближе – глянут точно в самую душу.

И, знать, им не понравилась бы та чернота, которую они увидели бы в душе Корибута. Впрочем, ему уже давно стало всё равно, что могли бы подумать о нём Боги, если бы вдруг их хоть на мгновение обеспокоили земные дела и заботы людей. Но им всё нипочём.

Корибут спрыгнул с коня наземь и бросил поводья подоспевшему ватажнику. Остальные всадники нагоняли его со спины. Пешие и вовсе поднимутся к обрыву нескоро. А пока лишь свет их факелов сквозь вечерний полумрак метался внизу. Корибут, придерживая на поясе меч, прошёл по тропе между охваченных дрожащими отсветами пожара сосен. Яростный ветер вздыбил плащ за спиной и бросил в лицо горячую волну от капища.

– Куда ты один, владыка? – запоздало крикнули вслед. – А вдруг стрела…

Не посмеют. Страх не позволит вскинуть лук и натянуть тетиву. Они считают его чудовищем – кошмарным и несокрушимым, как те, которых он призывал. И боятся наказания. Почти все.

Древнеры, те, кто остался в живых, толпились у подножий своих деревянных покровителей. Искали защиты, но верно, знали, что не найдут её. Лишь дойдя до капища, Корибут понял, что здесь вовсе не все сбежавшие из деревни. По всему, женщин и детей с частью воинов древнеры отправили в другую сторону. Тайными тропами, которые знал только их род. А его с приспешниками завели сюда. Только эти последние уловки уже никого не спасут.

Впереди, будто пытаясь заслонить собой потрёпанных, но всё ещё могучих воинов, стоял волхв. Его посеревшая от пыли и копоти рубаха до пят под порывами ветра облепляла тщедушное старческое тело. Седая борода с застрявшими в ней иголками и древесной трухой мела по груди. Но узловатые пальцы всё так же крепко сжимали сучковатый посох с хитро изогнутым навершием.

Корибут сделал ещё шаг и остановился. Выло пламя, стонало горящее дерево занявшихся идолов. Древнеры, продолжая держать бесполезное оружие, боязливо озирались и вздрагивали. Их слишком мало.

Волхв выпростал перед собой руку.

– Гнев Богов не минует тебя, Корибут! – крикнул он на удивление молодым голосом. Мужики за его спиной приободрились. – Одумайся, если ещё можешь!

– Гневом Богов можешь пугать трусливых псов, что ещё силятся тебя защитить, старик. А мне он безразличен. Им не дотянуться до меня. Уже не дотянуться.

Волхв глубже воткнул посох в землю, словно искал опоры. Обеспокоенно он посмотрел поверх плеча Корибута. Значит, из леса уже показались ватажники. А через миг донёсся и глухой стук копыт.

– Нет, Корибут. Из той тьмы, в которую ты добровольно зашёл, тебе не разглядеть всего, что творится вокруг. Забвение застилает тебе взор. Ты мнишь себя равным Богам, но только возишься в пыли у их подошв. И будешь раздавлен.

– Так или нет, тебе уже не суждено увидеть. Ни тебе, ни твоему племени. Я достану каждого из выживших. И они пожалеют, что не подохли раньше, ещё до того, как задумали предать меня.

Корибут махнул рукой вперёд, давая войску приказ наступать. Скорей бы покончить с этим.

Притихшие было позади воины снова хлынули к капищу, которое уже совсем поглотило пламя. От жара стоять рядом становилось решительно невозможно. Древнеры ощетинились оружием, вдруг позабыв про страх. Предсмертное отчаяние может вытеснить из души и его. Тогда мужи бросаются в бой с особой яростью, даже зная, что победить не смогут.

Волхв со спокойной улыбкой гордого отца окинул их взглядом и снова повернулся к Корибуту.

– Ты будешь последним мужем из своего рода, – размеренно и зычно проговорил он. – После тебя не родится мальчиков ни у детей твоих, ни у их детей и дальше. Твоя кровь смешается и растворится в другой. И память о тебе угаснет, как забывается заживший нарыв. Ветер развеет в пыль твой дом, земля поглотит твои кости. Камнем обратится твоя душа. Но не будет тебе покоя. И бессилен ты будешь родиться вновь.

Словно замедлили ход всадники, что ещё миг назад проносились мимо в неистовой скачке. Стихли крики и рёв разгорячённых воинов. Замерло пламя, бушующее за спиной волхва, и глянули последний раз идолы поверх него, чтобы пропасть насовсем, обратиться тлеющими головнями и золой.

Старик взмахнул в воздухе посохом, вычерчивая мудрёный знак, который на мгновение вспыхнул светящейся полосой, как подброшенная вверх лучина, и погас.

Ринулись в бой древнеры. Первых тут же сбили с ног стрелы, другие и не взглянули на погибших родичей. Они заберут с собой многих, до кого дотянутся мечами и топорами. Но и сами все полягут здесь. На глазах своих Богов, которые не сумели их уберечь.

Иссечённое морщинами лицо волхва ещё мгновение мелькало среди остальных, искажённых яростью и безумием последней схватки. А потом пропало: то ли убила старика случайная стрела, то ли он прыгнул в пламя. Но когда Корибут, вынув на ходу меч, прорубился к тому месту, где тот стоял, то никого не нашёл.

Показалось только, что хрипло каркнул над головой ворон.

Прозвучал вдалеке, за опушкой, рог. Знакомый то был звук – с ним выходил на охоту младший брат Корибута со своими ближниками. Он спешил на подмогу погибающим древнерам, но, как ни торопись – не успеет. Ватажники смешались, дрогнули, выискивая глазами предводителя – какие будут приказы? Он ничего не сказал. Лишь, сняв перчатку, приложил руку к земле. Пальцы провалились в податливую, словно тёплая смола, ткань Забвения. Воздух задрожал, но не от дыхания огня, что веселился на остатках капища. Расползся в стороны мрак наступающей ночи, из прорехи хлынула наружу ещё более страшная тьма, а вслед за ней – рык тварей, что там прятались.

– Хоть кто-то отступит – окажется там, – провозгласил Корибут изменившимся голосом, указывая на вздрагивающий проход между мирами.

И какой бы жуткий гомон ни стоял кругом, его услышали.

Ночь будет длинной.

feisovet.ru

"": : ,

"": : ,

"":

"": [] [] [] [] [] [] [] [] [] []
  • . (Thu Oct 26 02:10:43 2017)
  • top.list.ru: [ ] [ ] [ ]
  • 12 OctSepAug
    12OctSepAugJulJunMayAprMarFebJanDecNov2625242322212019181716151413121110090807060504030201302928272625242322212019181716151413121110090807060504030201313029282726
    52981550 91 142 134 128 128 101 99 156 126 163 152 130 0 3 4 4 5 3 4 5 3 3 3 4 4 4 1 3 5 3 3 3 3 6 4 4 4 3 4 5 7 4 4 8 7 6 12 4 4 4 5 3 4 4 4 4 5 4 3 6 4 4 5 2 5 4 5 2 6 2 3 6 5 5
    . 15771351 65 102 113 122 106 82 81 134 116 157 146 127 0 1 3 3 3 3 4 4 0 0 3 4 3 4 0 2 2 2 2 3 2 5 4 3 2 3 4 5 3 3 3 6 3 5 6 1 3 4 1 3 4 3 2 4 2 4 3 6 4 3 5 1 3 4 2 2 6 1 2 2 4 4
    . 932832 65 100 98 67 76 55 70 97 55 60 47 42 0 3 4 1 5 3 0 5 3 3 2 1 2 1 1 1 5 1 3 3 3 2 4 4 4 1 1 1 7 4 4 3 7 6 12 4 1 3 2 2 0 2 2 3 5 0 3 5 2 4 5 0 5 1 5 1 3 1 3 6 5 5
    778353 34 37 22 29 31 23 29 30 22 21 38 37 0 2 1 2 2 1 1 0 3 1 3 0 1 0 1 0 1 2 0 3 2 3 1 2 0 2 0 1 2 1 2 2 1 3 1 1 0 2 5 1 3 1 4 0 1 0 0 0 0 0 1 1 2 0 2 0 1 0 1 1 0 0
    . 432347 25 34 33 29 30 29 32 28 33 29 22 23 0 1 3 2 2 2 0 1 1 1 0 0 1 0 1 2 0 3 0 0 0 2 1 1 1 0 0 0 1 2 2 1 2 2 2 1 1 1 1 1 0 1 1 0 2 2 1 2 0 1 0 2 2 2 1 0 0 1 0 1 1 1
    384337 42 59 24 20 29 24 20 23 22 20 25 29 0 0 2 4 1 1 0 1 1 0 1 2 4 2 1 3 0 0 1 3 3 6 2 1 3 0 1 3 2 1 1 8 4 2 2 3 4 2 3 1 2 4 2 0 2 1 0 1 1 2 1 2 1 0 2 1 0 1 0 0 1 1
    341291 18 26 24 32 21 26 21 33 16 25 19 30 0 0 0 0 1 0 0 3 0 0 0 0 1 0 0 0 1 0 2 1 1 1 2 2 2 1 1 0 0 0 0 0 1 3 3 1 1 0 0 1 1 3 2 1 0 0 1 0 0 2 1 0 0 0 2 2 0 0 3 1 1 0
    299253 13 15 20 18 23 20 16 25 19 23 38 23 0 0 2 0 0 0 0 0 1 1 0 1 0 1 0 0 1 0 1 1 0 1 0 1 0 2 0 0 0 0 0 0 1 0 1 0 0 0 0 2 0 3 0 0 2 0 0 0 4 0 0 1 0 1 0 0 0 1 1 0 1 0
    " " 268211 9 9 15 10 12 26 15 17 17 24 19 38 0 0 2 1 0 0 0 0 2 2 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 1 1 0 0 0 0 0 1 0 0 0 0 0 0 1 0 0 1 0 1 0 1 0 1 0 0 0 1 0 1 0 1 0 0 0 1 2 0 1 0 0
    ? 205183 20 23 15 16 14 10 12 16 9 13 11 24 0 0 0 0 2 1 0 0 1 0 0 0 1 1 1 0 3 0 1 1 1 3 0 1 2 1 1 0 0 0 3 1 1 0 0 0 2 0 2 0 2 1 1 0 2 0 1 2 1 0 0 1 1 0 1 0 0 2 0 0 0 0
    8271 3 8 11 9 9 6 3 6 6 4 4 2 0 0 1 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 1 0 1 0 0 0 0 0 0 0 0 1 0 0 0 1 0 0 0 0 1 0 0 0 0 0 0 0 0 1 0 2 0 0 1 0 0 1 0 0 0 0 2 0 0 1
    .

    , : . " . " . " " . ". " . " " . "" . " " . " . " o

  • samlib.ru

    Елена Счастная. Скачать или читать новинки и популярные книги автора

    Об этом писателе нет информации в нашей базе, но мы работаем над этим.

    Книги автора Елена Счастная

    Жанр(ы): Классическое фэнтези

    Первая часть трилогии.Млада, искусная наёмная убийца, приходит в стольный Кирият, чтобы поступить на службу к правителю. Её ведёт ненависть к общему врагу – племени кочевников-вельдов. Они много лет назад...

    • Просмотров: 112
  • Просмотров: 2242

    Одуванчик в темном саду (СИ)

    Ирина Смирнова

    Умерла в нашем мире и попала в тело наложницы из гарема Темного Властелина… Сдаться и покориться?…

  • Просмотров: 2190

    Дерзкая невеста (СИ)

    Мика Ртуть

    Его боятся враги и остерегаются друзья, о нем пишут таблоиды и бульварные газеты, но его жизнь…

  • Просмотров: 1524

    Дыши со мной (СИ)

    Оксана Лебедева

    Он - беспринципный, отравленный деньгами и властью мужчина. Она - слишком наивная, безмерно…

  • Просмотров: 1523

    Откуда берутся невесты (СИ)

    Светлана Фокси

    История о том, как лорд Перси Рэдлэй-дессан себе невесту нашел. И о том, сколько шишек эта невеста…

  • Просмотров: 1327

    Брак на крови (СИ)

    CrazyHatter

    Я родилась в таком мире где нет жалости, а есть только желание наживы и азарт. В Тёмном мире отец…

  • Просмотров: 1308

    Будни королевы (СИ)

    Кира Стрельникова

     Я никогда не хотела быть королевой, даже в детстве. Даже принцессой. И не мечтала о принце на…

  • Просмотров: 1170

    Условия любви (СИ)

    Светлана Фокси

    В Марийской Империи существует странный закон, который обязывает молодых людей связывать себя узами…

  • Просмотров: 1083

    Сэминн из клана золотых имургов (СИ)

    Светлана Бурилова

    История девушки из клана крылатых оборотней-псов и её непростой любви к вожаку чёрных имургов.

  • Просмотров: 1071

    Крылья мотылька

    Юлия Пульс

    Лана влюбилась в первый раз. Ощутила сладкий вкус страсти. А Илья никогда никого не любил и считал…

  • Просмотров: 942

    Я тебя люблю. Я тебя ненавижу (СИ)

    Юлия Гудзь

    Роман о любви и ненависти. О верности и предательстве. О чувстве наслаждения и чувстве боли. Роман…

  • Просмотров: 865

    Девственница (ЛП)

    Дженика Сноу

    Саша Мне нужны были деньги. У меня были долги, и я не представляла, что мне делать, пока не стало…

  • Просмотров: 847

    Шахтер (ЛП)

    Дженика Сноу

    Джейкоб Я не заслуживаю ее, но желаю несмотря ни на что. Я увидел Поппи и захотел заполучить эту…

  • Просмотров: 788

    Моя вторая жизнь в новом мире (СИ)

    Валентина Плесовских

    Моя жизнь была банальна и в общем-то бездарна. Я любила, меня не любили, поэтому с семьей не вышло,…

  • Просмотров: 763

    Близкий враг

    Мари Кондрашова

    Предупреждение:Сцены +18НасилиеНецензурная лексикаОсобо впечатлительным рекомендуется воздержаться…

  • Просмотров: 756

    Навсегда (ЛП)

    Хэйзел Гоуэр

    Любовь Сабины к Шону, другу и коллеге по работе её отца, началась в первый же день, когда она…

  • Просмотров: 732

    Его собственность (СИ)

    Татьяна Карат

    А стоит ли радоваться, когда привлекла внимание красивого богатого мужчины? Все хотят быть…

  • Просмотров: 724

    Договоренность (ЛП)

    Тэйер Кинг

    Для Арианды Моррис достаточно было того, что ради её кузины, её бросил парень, но потом она узнает,…

  • Просмотров: 714

    Хорошие манеры в рисунках и примерах

    Алина Гольдникова

    Книга адресуется ребятам. Непринуждённо, с юмором автор беседует о правилах поведения в школе,…

  • Просмотров: 689

    Дополнительные занятия (ЛП)

    Поппи Данн

    Когда я впервые увидела Уилла Монро, я приняла его за типичного придурка из Лос-Анджелеса - слишком…

  • Просмотров: 603

    Не разбивай мое сердце (ЛП)

    Николь Жаклин

    Что делать, когда твоя родственная душа женат на твоей лучшей подруге? Если ты Кейт Эванс, то ты…

  • Просмотров: 546

    К чёрту правила! Это говорю Я - Гермиона Грейнджер (СИ)

    Винкрет

    - Мама, а что за сказку ты расскажешь на этот раз? - спросила белокурая девочка, положив женщине…

  • Просмотров: 532

    Обмани меня (ЛП)

    Бетани Бейзил

    Это уже слишком. Невозможно, ничего не разрушив, сдерживать накопившуюся ложь. Я отчаянно пытался…

  • Просмотров: 523

    Горький привкус любви (СИ)

    Александра Лис

    На первый взгляд обычный наемник, обычная волшебница. Но нет, они совсем не обычные. И история их…

  • Просмотров: 465

    Семья поневоле (СИ)

    Mad Santa

    У миссис Забини есть план… Она пишет письмо старому другу Северусу Снейпу с просьбой присмотреть за…

  • Просмотров: 464

    Не твой герой (ЛП)

    Анна Брукс

    Моя новая сексуальная соседка по квартире не похожа на тех девушек, на которых я обычно западаю.…

  • Просмотров: 460

    Разорвать порочный круг (СИ)

    АNЕlover

    Быстрый путь — это медленный путь. (с)Альтернативное развитие событий. Как могла бы сложиться…

  • Просмотров: 424

    Сангреаль. Академия Избранных (СИ)

    Людмила Константа

    Осмелься мне вчера кто-нибудь сказать, что в один день я потеряю любимую работу, любимого мужчину и…

  • Просмотров: 405

    В любовь не играют (СИ)

    Милена Стайл

    Я всегда относилась к Ивану предвзято, но в душе таился огонек надежды. И вот он, тот момент, когда…

  • itexts.net

    Кудесница для князя. Елена Счастная

    ПРОЛОГ

    Девушку втолкнули внутрь юрты. Она откинула с лица пряди чёрных и густых, словно грива буланой кобылы, волос и выпрямилась. Посмотрела на Сайфи-бия без страха, презрительно кривя губы. Что ж, скоро это выражение без следа сотрётся с её лица. Пока она храбрится, но тонкие пальцы девушки чуть подрагивают и глаза блестят от подступающих слёз. Она знает, что теперь с ней может случиться всё. Даже самое страшное.Стражи, что привели пленницу, повинуясь короткому жесту, спешно отпустили её и встали у входа, задёрнув войлочную кошму. Сделался глуше шум аула снаружи, померк мелькнувший копьём дневной свет – остались только полумрак юрты и тихие голоса женщин в отделённой ткаными занавесями правой её части.– Здравствуй, Магсума. Сайфи-бий неспешно сел на ковёр у очага, который уже едва шаял, и указал девушке на место по другую его сторону. Взмах руки не был резким, скорее плавным и исполненным снисходительности, но пленница отшатнулась, словно её хотели ударить. Ни слова не сказала в ответ. Да и с чего бы ей желать ему здоровья? Нашёл даже за столько сакрым[1] от давно покинутого аула, силой привёл обратно. И с дочерью разлучил… Но так надо. За всё надо платить.– Сядь! – грянул Сайфи-бий, теряя терпение.В голосе невольно прорезался гнев, и Магсума всё же опустилась напротив, подвернув под себя ноги. Сжала губы ещё плотнее, словно внутренне приготовилась молчать, что бы он ни говорил. Всё так же хороша, как и четыре лета назад, и всё так же горда, словно хотя бы единое слово, сказанное ему, замарает – не отмыться.– Что ж ты, Магсума, думала, убежишь подальше от бийства, и тебя не найдут? – Сайфи-бий глотнул воды из бурдюка: жарко становится, подступает лето – и вновь посмотрел на девушку.Та невольно проследила взглядом за утробно булькнувшим мехом, и всё ж ответила чуть хрипло – знать уже жажда мучает:– Думала, искать не станете.– У Хамат-хана везде глаза и уши, – развёл руками Сайфи-бий. – Нужда заставила, вот и нашли. Он встал, оправил отделанный согдийским шёлком чёрный бешмет и, обогнув очаг, встал рядом. Махнул, подзывая, стражу. Тот приблизился бесшумно и встал за спиной у девушки.– Что же за нужда у тебя появилась, почтенный Сайфи-бий? – с нарочитой вежливостью поинтересовалась Магсума. Виду постаралась не подать, но напряглась, ощутив позади нависшую опасность.– К чужеземцу твоему, под которого ты легла, словно кобыла охочая, у меня просьба есть. А без тебя, боюсь, не согласится.– Не согласится, – качнула головой пленница, едко улыбаясь.– Так значит, я заставлю его меня выслушать.Магсума улыбнулась ещё шире, словно издевалась. Такая же ухмылка играла на её губах, когда он предлагал стать его женой. Не предлагал – нижайше просил, почти умолял – так сильно терзала его сердце чернобровая дочь уважаемого батыра из соседнего катайского рода. А она смеялась над ним, уже тогда будучи тяжела от чужака. От одного из захватчиков с запада, что много лет пытаются потеснить его народ с земель на южных отрогах Рифейских гор. Племя не простило ей связи с врагом, и Магсума ушла без сожаления, не попыталась извиниться, не упала в ноги отцу, чтобы позволил остаться. Сайфи-бий готов был принять её даже с ребёнком от другого мужчины. Но она отказалась. Теперь всё становится на свои места: она всё равно будет ему принадлежать – не женой, так пленницей. Не сейчас. Сейчас для неё уготовано другое.– Тебе всё бы заставлять кого-то плясать под твою дудку, – фыркнула Магсума, искоса наблюдая за ним. Сжала кулаки на коленях, будто защищаться собралась.– Что поделать, времена нынче такие. Люди с запада хотят согнать нас с наших пастбищ, хотят строить здесь свои крепости, собирать с нас дань. Сердце матери в ребёнке, сердце ребёнка – в степи. Мы не хотим отдавать свои земли. А такие, как ты, подстилки для чужаков, только помогают им пустить здесь корни.Магсума нахмурилась, пытаясь разгадать, к чему он ведёт. Разговор женщин в соседней половине юрты стал тише – прислушались. Ничего, пусть знают, к чему ведёт своеволие и желание пойти против заветов предков и сложенных самими богами правил.Сайфи-бий, заложив руку за спину, кивнул стражу. Тот тяжёлым толчком в спину повалил Магсуму на ковёр и придавил, заломив руки. Та вскрикнула и дёрнулась: но куда ей тягаться с воином. Он держал крепко и даже не шелохнулся от её попыток освободиться. Ничего не отразилось на его неподвижном лице.– Мой отец уважаемый человек! Он отомстит тебе за всё, что ты сделаешь! – ненавидяще прошипела девушка, щуря чёрные, словно угли, глаза.– Коли ты не покинула бы родной аул, то, верно, знала бы, что твой отец погиб в последней битве с людьми княжича Ижеслава, – спокойно остудил её Сайфи-бий. – Теперь за тебя некому заступиться.Он опустился на одно колено, задрал до пояса платье девушки, сдёрнул штаны. Внутри горячо дрогнуло при виде её обнажённых ног, он легко провёл ладонью по колену пленницы, но убрал руку и поспешно отвернулся. Вцепился, как в опору, в рукоять загодя опущенного в угли очага тавро.– Ты, волчий вымесок! – выплюнула Магсума и снова рванулась из хватки стража, не сводя взгляда с клейма, охваченного бледным алым свечением.Не ответив на грубость, Сайфи-бий приложил железо к ее бедру. Тихо зашипело, удушливо пахнуло в нос опалённой плотью. Девушка закричала, но дыхание предало её, и она захлебнулась. Всхлипнула и замерла, прижавшись щекой к ковру, на грани беспамятства. На её коже осталась багровая тамга[2] рода кара-катай.Сайфи-бий бездумно оглядел дело своих рук и отложил тавро, стараясь сделать это не слишком быстро. – Станешь глупить, попытаешься сбежать, и на теле твоей дочери появится такое же. А тебя я пущу в круг пастухов, а затем – воинов. И каждый удовлетворит с тобой свое желание. Любое.Девушка уткнулась лицом в пол, пряча слёзы. Страж, убрав колено с её спины, встал и вернулся на свое место. Сайфи-бий отряхнул ладони. В юрте повисла тяжёлая и плотная, словно дождевое облако в горах, тишина. Только и слышно было, как Магсума давится рыданиями, пытаясь поправить одежду. Ничего, боль пройдёт, а память останется. Так всегда бывает.Сайфи-бий повернулся в сторону женской половины юрты и громко приказал:– Помогите ей!Тихое шуршание всполошившейся жены и её сестры стало ответом. Он удовлетворённо кивнул сам себе и вышел прочь.

    [1] Сакрым – мера длины у древних башкир. Примерно равна 1 километру.[2] Тамга – знак рода у башкир.

    ГЛАВА 1

    Странно на душе после предательства своего рода. Странно и муторно. И не греет даже мысль о том, что любимый, с кем всю жизнь прожить можно, сейчас неподалёку, готовит справный ночлег под сенью старых лиственниц.  

    Их первый ночлег вместе. Только вот веток надо набрать для костра – даже поздней весной в предгорьях Ялпынг-Нёра ещё холодно. Подмораживает. Земля не торопится сбросить с плеч снежное покрывало, а солнце не балует лишним теплом. Но рядом с Унху так сильно колотится сердце, что вмиг жарко становится. Никак не замёрзнуть.

    Таскув сбросила задумчивость и вновь двинулась вдоль тропы, широким охотничьим ножом срезая сухие нижние ветки с елей да редкий тонкий сухостой. Она не боялась заблудиться: места с детства знакомые, хоть и далеко от дома успели уйти. К тому же духи помогут выбраться, куда нужно, коль ноги всё же уведут не туда. Шаманки всё видят по-другому, ведают скрытое от глаза обычного человека.

    Ветер донёс до слуха шаги – Таскув замерла, невольно приготовившись защищаться ножом. Показалось? Но повторный звук нарушил неподвижную тишину древнего леса. Мелькнул средь стволов отдалённый огонёк – совсем в другой стороне от их Унху стоянки. Пронеслись эхом мужские голоса. Много. Кто же это? Не решила ли вновь самоедь напасть, или зырян нелёгкая принесла? Вон, приезжали давеча, с шаманом своим во главе, хмурые да кряжистые все, по сторонам, точно разбойники, зыркали – чем бы поживиться. Но – смешно сказать – свататься приходили. Сроду такого не было между их племенами: всё враждовали больше, земли холодные и неприветливые, делили. А тут шаман их, Лунег, вдруг жену себе попросил. И не абы кого, а Таскув.

    Сама она того не видела и разговоров их не слышала – люди потом рассказали – но, верно, долго отец над ним смеялся. Уж чего удумал, окаянный. Пришлось зырянам домой возвращаться не солоно хлебавши. Вот только матушка после долго печалилась, словно испугалась чего.

    Как бы шаман настырный вернуться не пожелал.

    Опустив на землю связку веток для костра, Таскув тихо пробралась между толстых стволов елей и лиственниц, стараясь не тревожить кустов. Приблизилась к тому месту, где поблескивал скупой огонёк. Оказалось, горит факел, а в круге света от него собралось с десяток мужей, один другого выше да внушительнее. Чуть дальше, в тени, стояли, потряхивая гривами, их лошади.

    Не зыряне это, а уж тем более не самоедь, ростом от пней недалеко ушедшая.

    На обширной поляне стояли люди с запада, которых здесь нынче нечасто увидишь. С ними вогулы тоже дружбы не водили: старые обиды забыть не так-то просто.  Но всё ж платили ясак пушниной их вождю. Он много южнее уже возводил крепостные стены, обещал народ ему подвластный от башкирских племён защищать.

    Пожалуй, такие и правда кого угодно защитить смогут. Могучие и широкоплечие все, как один.  Волосы их даже в холодных сумерках отливали бледным золотом. Вытянутые лица и необычно большие, светлые глаза приковывали взгляд… Таскув не могла насмотреться. От незнакомцев веяло далёкими землями, пыльными дорогами запада. И паулами, такими большими и многолюдными, что можно ходить там весь день, да так и не обойти.

    И что только привело их на тайную тропу, о которой знали лишь вогулы да их соседи – остяки? Как они вообще её нашли?

    Таскув шагнула прочь – надо бы Унху предупредить – но зацепилась за ветку подолом плотного гуся[1]. Замешкалась на миг, высвобождаясь и поглядывая в сторону чужаков: лишь бы не услышали возни.

    Вдруг чьи-то сильные руки схватили за плечи. Таскув замерла, чувствуя, как сердце прыгнуло к горлу.

    – И что ж это за пташка тут в ветвях прячется? – раздался позади насмешливый голос. Странно, но говорил его обладатель по-вогульски, хоть и не чисто.

    Её развернули, и перед взором возник один из тех незнакомцев, которые теперь, похоже, собирались устраиваться на ночлег. Сначала Таскув увидела перед собой широкую грудь, вышивку на распашной, не такой, как у вогулов, малице и серебристую застёжку плаща. И только задрав голову, встретилась с пленителем взглядом.

    Он неожиданно улыбнулся, рассматривая её лицо. Молодой. Если бы не курчавая, чуть рыжеватая борода, так больше двадцати зим и не дашь. Светло-русые волосы его, встрёпанные и спутанные с дороги, падали на плечи. А голубые глаза казались вовсе не злыми, весёлыми даже. Да вот только что за этим взглядом кроется.

    Таскув прижала руки с ножом к груди и попятилась – а он и удерживать не стал, только предусмотрительно отобрал оружие. Легко, одним коротким движением. А ну как теперь в ход его пустит – и поминай, как звали? Кто его, этого чужака знает… Разве мало люди с запада горя вогулам причинили, когда с исконных земель гнали на север? И убивали, и мучали, бывало.

    – Ещё поранишься, – сказал незнакомец нарочито строго, словно неразумному дитю. – Как ты тут оказалась? Паул далеко?

    И нахмурился, гадая, верно, понимает ли она его. Таскув осторожно сделала шаг назад, потом ещё один, повернулась и бросилась бежать. Сквозь собственное дыхание она прислушалась, нет ли погони, но молодой чужеземец преследовать её не взялся.  

    Напрочь позабыв о собранных ветках, она неслась, только и успевая огибать деревья. Вскоре показалась впереди другая поляна, а на ней – Унху, сидящий у разведённого костерка. Таскув ввалилась на прогалину и остановилась отдышаться, а то и слова не вымолвить. Унху, не глядя на неё, поправил ветки в костре.

    – Тебя коли дожидаться, так и замёрзнуть можно насмерть, – и тогда только повернулся.

    – Там, – выдохнула Таскув, – люди с запада на тайной тропе. К нам в паул идут.

    Охотник вскочил на ноги и посмотрел зорко в ту сторону, откуда она прибежала. Таскув и сама невольно обернулась, хоть и знала, что никто за ней не гонится.

    – Много? – Унху поднял с земли лук и колчан со стрелами.

    – Человек десять.

    Таскув шагнула к нему в желании удержать от глупостей. С него станется пойти да попытаться их перестрелять, не разобравшись, что к чему. Быстрая рука у охотника, да на всех его умений не хватит: там, небось, тоже не простаки собрались.

    – Вернёмся домой, – проговорила она тихо, беря его за локоть, и в глаза посмотрела пытливо, чтобы и думать забыл с чужаками поквитаться.

    Унху свёл черные брови и даже рукой дёрнул – высвободиться. Распалилась уже кровь, гонит в схватку.

    – Мы давно сбежать думали,ждали только, как снег чуть сойдёт, – возмущённо начал он. – А теперь возвращаться?

    Таскув мягко улыбнулась, провела ладонью по его спине, успокаивая. Негоже сейчас яриться и пылко доказывать правоту, хоть и хотелось.

    – Родичей предупредить надо. Вдруг со злом чужаки идут? Если сейчас в путь отправимся, как раз к утру успеем. А там пусть старейшины решают, что с этим знанием делать.

    – А снова бежать когда? – охотник совсем помрачнел.

    Уж сколько ждал, что они наперекор всем уйдут вместе, не позволят другим людям судьбу свою решать. Да и Таскув жизнь связывать с воином из рода Мось, которого ей давно уж в мужья прочили, вовсе не хотела. Пусть и говорили, что достойнее спутника ей не найти. Всем он хорош: и в схватках оружных силён, и в охоте ловок, и собой хорош. К тому же внук одного из старейшин. Скоро должен был он приехать – знакомиться. Только не нужно ей то знакомство: Унху всех милее.

    – Да хоть на следующий день сбежим! Предупредим всех – и сразу. А то ведь я ночей спать не буду…

    Охотник скривил обветренные губы, но лук снова наземь уложил. А затем принялся костёр забрасывать. Таскув быстро собрала вещи, которые успела достать, и встала поодаль в ожидании.

    – А нож-то где? – не забыл спросить охотник, когда она так его и не вернула.

    – Видно, по дороге где-то обронила, – непонятно зачем солгала Таскув.

    Отчего-то не хотелось ей о встрече с чужеземным воином рассказывать. Ну его!

    Унху вздохнул – хороший нож был, с костяной рукоятью, ещё его дедом вырезанной – но ничего не сказал. Закинул за спину лук да и пошёл обратно по исчезающей в темноте тропе.

    feisovet.ru

    Воин Забвения. Отравленный исток. Елена Счастная

    ГЛАВА 1

    Снегопад закончился ещё утром, перед тем, как удалось добраться до конюшен. Сейчас закатное солнце искрами пробегалось по пышным белым шапкам на ветках елей и молодых сосёнок. Ветер, и до того слабый, к вечеру вовсе стих и не торопился скидывать с деревьев сияющее убранство.

    Млада срезала ещё одну сухую ветку, сунула в руки идущему следом Зорену. Выгребла из-за шиворота очередной ворох снега, обсыпавшего её с потревоженной ели. На большее, чем просто нести подготовленные для костра ветки, жрец пока не годился. Всё ещё слишком слабый, покачивающийся, как былинка на ветру. Хальвдан в очередной раз поиздевался, отправив его в помощь Младе. И никаких возражений не принял: видно, до сих пор продолжал считать себя главным. Хоть теперь их с верегом вряд ли можно было считать кметем и воеводой. С сегодняшнего утра они снова равны.

    Жрец застрял где-то позади в сугробе, задержался. Млада нетерпеливо оглянулась. Невыносимо хотелось воткнуть нож Зорену в висок, но она сдерживалась. Теперь придётся путешествовать вместе ещё пёс знает сколько. Надо терпеть. Но при случае она с живого него не слезет, пока не вытащит всё про Забвение и его так называемого Хозяина.

    – Не боишься, жрец, идти туда, где, наверное, уже умер твой сын? И где тебя ласково могут встретить палками и спущенными с цепей собаками? – Млада снова коротко обернулась, Зорен взял из её рук ветку.

    – Чему быть, того не миновать, – пожал он плечами. – Мне в княжестве нигде не рады. В самую пору бегать по лесам, как зверь. Прятаться.

    Млада хмыкнула.

    – А ты и есть зверь. Причём самого поганого пошиба. Навроде крысы. Неужели тебе совсем не жаль Рогла? Он же твоя плоть и кровь.

    – Какие бы я сейчас ни завёл оправдания, вы мне всё равно не поверите. Поэтому я не хочу оправдываться. И мне тяжело от того, что я так поступил с Роглом – вот, в чём правда. Но… это был не я. Это был приказ. И не знаю, как это объяснить по-другому, – Зорен остановился и поднял несколько упавших веток. – Я хотел бы снова увидеть его и попросить прощения.

    – Боюсь, уже не успеешь, – Млада не удержала вздох и на мгновение опёрлась рукой о ствол ближайшей ели. – Да и гроша ломаного не стоят твои извинения.

    Зорен поравнялся с ней и заглянул в лицо. Его светло-голубые глаза в лучах солнца казались почти белыми. Страшные глаза, холодные. У Рогла другие – чёрные, как земля после дождя – видно, в мать уродились. И смотрит мальчишка по-другому. А этот – отрешённо и безразлично. Будто ничего уже в этой жизни его не трогает. Насколько глубоко успело изменить жреца Забвение? И как надолго хватит его сил сопротивляться Корибуту, если всё, что о нём рассказано – правда?

    – Я всё же попытаюсь искупить хоть часть вины, – он глянул в ослепительную даль. – Возвращаемся?

    – Да.

    Солнце садилось стремительно. Его красноватый шар мелькнул в просветах между стволов, мигнул напоследок последней вспышкой лучей и скрылся. Пока Млада и Зорен успели вернуться к разбитому недалеко от дороги лагерю, на лес опустились плотные сумерки.

    Хальвдан тоже притащил для костра огромную связку веток и уже развёл огонь. Готовить на нём нечего, но в безветренную погоду можно хотя бы погреться. Лошади, накормленные и напоенные ещё в конюшне, а сейчас накрытые попонами, переминались с ноги на ногу, беспокойно стригли ушами. Ведана сидела на трухлявом промёрзшем пне, прислонившись спиной к сосне и безучастно следила за воеводой. Тот поднял глаза на подошедшую Младу и кивнул на кучу дров в стороне: складывайте, мол, туда.

    – Ну что, жрец. Жив? Не схоронила тебя Млада в сугробах, гляжу. Хоть надеялся на это, надо признать.

    Ведана рассерженно зашевелилась на своём месте, отодвигаясь. Зорен молча сел рядом с ней. Млада опустилась на бревно к воеводе и, вытряхнув снег из сапог, глянула в его подсвеченный костром профиль. Отвечать ничего не хотелось. Хотелось только разобраться во всём что произошло, в причине, по которой она сейчас держит путь в Ариван, чтобы уничтожить посох, угрожающий Кириллу.

    Она бросилась в эту заварушку без оглядки, чувствуя, что так нужно. Ни на мгновение не усомнилась. А сейчас, когда спешный побег из Кирията сменился более размеренной дорогой, задумалась, зачем это всё? Кто ей Кирилл? Ведь он запросто решил казнить её, даже не попытавшись понять и разобраться. И кто ей все эти люди; почему она решила вдруг отправиться в путь с ними? Зорен, извечный и ненавидимый ею враг. Хальвдан, самовлюблённый грубиян, постоянно задирающий её и глядящий с пренебрежением и насмешкой. Ведана… Сестра или теперь совершенно чужой человек? Млада подняла голову и невольно встретилась с такими же, как у неё, глазами. Сегодня она всё выяснит.

    После того, как со скудным ужином из впопыхах прихваченной солонины и хлеба, запитых растопленным на костре снегом, было покончено, воцарилась неловкое, напряжённое молчание. Млада от безделья подкинула в костёр толстую и, кажется, слишком сырую ветку. Дым повалил в лицо. Она закашлялась и отвернулась, вытирая слёзы. Хальвдан отсел чуть подальше, вытянул перед собой ноги и, окинув взглядом остальных, усмехнулся.

    – Разговорчивые все, аж жуть. Только тебе, вельдская паскуда, отмолчаться не удастся, – его тон моментально сменился с шутливого на угрожающий. – Мне до колик хочется узнать в подробностях, чего ты наплёл Бажану и Младе такого, что они подскочили и кинулись тащить твой посох аж к бесу на рога. Сейчас нам, вроде, торопиться особо некуда.

    Зорен некоторое время спокойно его разглядывал, а потом уставился в пламя.

    – Почти всё, что знал, я рассказал им. Но начну снова и по порядку, если того желает княжеский воевода.

    Хальвдан удовлетворённо и беззлобно улыбнулся одним уголком рта.

    – Вообще-то воевода желает тёплую баньку и не менее тёплую бабу в постель. Но всё равно говори.

    Волхв ещё несколько мгновений грел руки, протянув их к костру, а потом вздохнул.

    – До каких-то пор я вообще не знал о своём вельдском происхождении. Надо думать, что той крови во мне пара капель, но этого, видно, Корибуту оказалось достаточно. Он появился, когда я хотел покончить с жизнью, – Зорен коротко глянул на воеводу, когда тот удивлённо хмыкнул. – Мне тогда казалось, что другого выхода нет. Мои жена и ребёнок погибли в пожаре, и мне тяжело далась эта потеря. Очень тяжело. Погибли не только они, но и всё дело, которому я хотел посвятить жизнь. Я был лекарем. Но мои знания и умения оказались бесполезны. Помочь им я не успел. Уезжал в город за нужными для снадобий травами. А жена и сын обгорели почти до костей.

    – Другой выход всегда есть, – тихо, как будто так, чтобы никто не слышал, произнёс Хальвдан.

    – Ты когда-нибудь терял всё, воевода? – Зорен пытливо посмотрел на него. – Всё. Словно тебя срубили под корень?

    – Не всё, но многое.

    Жрец немного помолчал, разглядывая верега. Ведана мягко тронула его за плечо, как бы утешая.

    – У меня вмиг не стало ничего, как мне тогда казалось. А когда я уже задыхался в петле, появился Корибут. Он знал, когда нужно прийти, будто ждал подходящего случая. А может… Может, это он и убил моих жену и сына. Сейчас я уже не уверен. Он пообещал, что вернёт мне всё, чего я лишился, если помогу ему. Я видел его перед собой, как вас сейчас. И слышал его голос.

    – И ты согласился… – буркнула Млада, не глядя на жреца. – Поверил голосу в голове. Может, ты просто тронулся умом?

    Тот повёл плечом и прикрыл лицо краем капюшона, когда между деревьев проскочил стылый ветерок.

    – Мне тоже сначала так казалось. Но я предпочёл поверить, что скоро смогу вернуть потерянную жизнь. Правда, Корибут забрал у меня даже то, что осталось. Первым его приказом было возрождение вельдов из Забвения. Его верных слуг. Для этого понадобилась моя кровь. Я сам провёл ритуал и своими глазами видел, как из темноты появляются воины. Они словно выходили из-за ткани другого мира.

    – Так уж прям из темноты, – осклабившись переспросил Хальвдан.

    – Я тоже это видела, – подтвердила Ведана. – Потом.

    Млада вздрогнула от звука её голоса. Казалось, сестра никогда не заговорит. И её слова: «Зря ты пришла сюда, Байчёта», – будет последним, что придётся от неё услышать.

    – Значит, вельды попросту неживые? – воевода чуть наклонился в сторону жреца.

    – Можно и так сказать… – согласился тот. – Они принадлежат Забвению. Они попали туда после того, как их прокляли. Вождь древнеров, кажется. Между ними была вражда много лет назад. Сейчас уже точно и не скажешь. Им, как живым, не нужна еда и отдых. Но они умирают, как живые, а после снова возвращаются в Забвение. И могут возродиться вновь. И ваши раненые отравленным оружием воины попадают туда же, если не сжечь тела.

    – Долго бы мы с ними боролись, – скривившись, протянул воевода. – А как же вы так быстро появлялись в разных селениях княжества? Тоже дело рук Корибута?

    – Через проходы в Забвении. Но это могут только те, кто с ним связан.

    – Значит, она не может? – Хальвдан кивнул на Ведану. – Или я. Млада?

    – Ведана и ты – нет, а вот Млада может. Но не теперь.

    – Постой, а почему я могу? – Млада подняла руку, останавливая следующий вопрос воеводы.

    – Потому что ты урождённый Воин Забвения, – глухо проговорила Ведана. – Этакий страж, оберегающий людей от него. Это то, что мне когда-то говорила мать.

    Зорен опустил голову, видно, давая возможность ей рассказать то, что она знает. Но Ведана снова замолчала. Хальвдан с растерянностью, которой ещё не приходилось видеть на его лице, перевёл взгляд с неё на жреца.

    – Кто-кто она?

    – Она – третий приказ Корибута, – вновь отозвался Зорен. – Вторым был Песчаный Ворон, которому мы как раз и едем. Если я правильно всё узнал в своё время, Ворон был арияш. Одним из многих и ничем не выделялся. Но он нёс в себе остатки знаний своих предков – хадымов. Только благодаря своему ремеслу он выжил. Не разделил участь родичей. А Корибуту был нужен особый посох. С тех пор Ворон стал сначала одним из лучших убийц, а затем – Мастером Гильдии. Так ведь, Млада? Он дал тебе этот меч.

    Млада кивнула и снова обратилась к Ведане.

    – Про Ворона всё понятно, а что же со мной? Что значит Воин Забвения? Я ничего не знаю ни о Забвении, ни о Корибуте. Может, когда-то слышала что… но толком ничего не помню.

    – Ты просто не успела ничего узнать, – ответила сестра. – От тебя до поры до времени всё скрывали. Да и проверить хотели, не случилось ли ошибки. А Корибут приказал Зорену похитить тебя. Я не знаю точно, для чего. Наверное, ему нужны были какие-то твои способности. Но прекрасно знаю, для чего была предназначена я, – она обвела всех взглядом. – Я должна была стать твоим щитом, той, кто умрёт за тебя, если понадобится. Так уж совпало – тебе повезло, что ты родилась близнецом. Поэтому я и оказалась у вельдов. А ты в это время улепётывала через лес. Мать должна была тебя уберечь. А когда во время ритуала открылось, что я – это вовсе не ты, то мне было предназначено умереть. Но Зорен не стал убивать меня. Я до сих пор не знаю, почему.

    Она посмотрела на жреца, но тот только повёл плечами.

    – Наверное, я не смог.

    – И ты осталась, – хрипло прошептала Млада, чувствуя, как ноги будто бы врастают в стылую землю. – Забыла всё, что сделали вельды с нашим родом… Осталась с врагами, с убийцей наших родителей. Как? Как ты могла?

    – Я хотела жить. Ты не представляешь себе, как сильно я хотела жить, – зло проговорила Ведана, сверля её взглядом. – Потому что, как только я начала понимать речь, меня приучали к мысли о том, что я должна умереть и умру, лишь бы сохранить тебя. Первую из Воинов Забвения, родившихся за многие сотни лет. Но провалиться мне на этом месте, если я понимаю, что в тебе особенного. По-моему, обычная безмозглая бой-баба.

    – Я хотя бы не предательница своего рода! – Млада угрожающе приподнялась с места. – И не раздвигала ноги перед кровным врагом все эти лета!

    – Да что ты понимаешь! – сверкнула Ведана глазами и подалась ей навстречу. – Мой род бросил меня на гибель! Принёс в жертву! За что я должна его благодарить? Почему должна чтить его память?

    Зорен обеспокоенно выпрямился и попытался удержать её за локоть. Лошади в тени деревьев зафыркали, затопали, косясь блестящими глазами в сторону костра.

    – Цыц, квочки! – Хальвдан крепко схватил Младу за руку. Она отдёрнула ладонь и снова села на бревно. – Раскудахтались… У меня мурашки по коже, когда вы ссоритесь. Это жуткое зрелище, надо сказать. Как будто Млада горланит на своё же отражение, – воевода помолчал, дожидаясь, когда станет окончательно тихо. – Выцарапать друг другу зенки ещё успеете, а сейчас нам нужно во всём разобраться.

    – Ведана правда больше ничего не знает, – негромко отозвался жрец. – Я тоже пытался о многом её расспросить. Думал, что-то ей рассказывали родичи. А я знаю только, что Млада была нужна Корибуту. Кажется, это было как-то связано с тем, что он хочет выбраться из Забвения. Ему нужны были её силы. Когда выяснилось, что Млада пропала, он взялся за Кирилла. Хоть для него это гораздо сложнее. Младу он мог привлечь на свою сторону с помощью ритуала во время первой лунной крови, – Зорен покусал губу очень похоже на то, как это иногда делал Рогл. – А для того, чтобы сразу завладеть Кириллом ему пришлось набраться сил. Поэтому прошло много лет. Были налёты на деревни княжества, пленники, жертвоприношения.

    – Так всё-таки кто он? – Млада снова перевела взгляд со своих рук на Зорена. – И чего хочет?

    – Он – один из самых могущественных Воинов Забвения, которые когда-либо существовали. Его силы почти безграничны. И он хочет возродиться. И почему-то Кирилл подходит ему для этого лучше всего. Думаю, между ними есть родство. Он заманил его на эти земли, убив его невесту. Он заманил его в лагерь вельдов, чтобы провести самое большое, последнее жертвоприношение… Да, не смотри на меня так, воевода. Ваши воины все стали жертвой Корибуту. А первыми отдали ему свою кровь воины из Елоги. Поэтому их тела были в лагере. Он дал Кириллу в руки этот посох. И потому, если удастся уничтожить посох, мы на какое-то время сдержим Корибута. Но, боюсь, ненадолго. Князь уже в его власти. И она пока что слаба, но будет усиливаться.

    Хальвдан вздохнул и подбросил в потускневший костёр пару веток.

    – Значит, посох – не избавление?

    – Нет. Но у нас будет время выяснить, что делать дальше.

    – Хотел бы знать, как это сделать… И чем нам грозит появление Корибута?

    – Тем, что с вами будет то же, что и с погибшими сотнями. В Забвении таятся такие твари, которые не снятся людям даже в кошмарных снах. А Корибут придёт к власти. Любым способом. Тем более, Кирилл трон ему уже подготовил.

    Воевода резко переломил о колено очередную палку и особенно раздражённо швырнул её в огонь. Он молча что-то обдумывал, а Млада не решалась снова влезать в разговор. И своих вопросов в голове было предостаточно.

    – Так почему ты решил помогать нам? – наконец снова заговорил Хальвдан.

    – Корибут обманул меня. Он не дал мне ничего, только сделал чудовищем, – Зорен вздохнул и необычно тепло посмотрел на Ведану; та слабо улыбнулась ему. – Всё, что у меня сейчас есть: сын, которого я, правда, погубил не по своей воле. Ведана. Они делали меня человеком… пытались делать. Их я обрёл сам. В те моменты, когда находил силы идти против Корибута. Если вам вдруг придётся с ним столкнуться за время этого пути – а так непременно будет, ведь он не оставит нас в покое – я не хочу, чтобы вы обманулись. И не верили ему, что бы он ни предлагал. Он умеет только разрушать.

    Маленький лагерь сковала тишина. Каждый размышлял о своём. Тихо потрескивали еловые ветки в костре. Вокруг было темно и неподвижно. Хальвдан поднял голову к небу, огляделся. Млада невольно сделала то же. Вечер уже превратился в глубокую, студёную ночь.

    В нутре неприятно ворочалась недавно съеденная солонина, а тело ныло всё от макушки до пят, так и не получив достаточного отдыха со вчерашнего дня. Завтра снова в дорогу, и нынче она обещает быть очень длинной. Сначала до Аривана, а там – к Мастеру через пустыню и солончак. Понадобится благословение всех Богов, чтобы преодолеть этот путь. За себя Млада не волновалась. Да и в воеводе была уверена. А вот остальные… Как бы не стали обузой.

    – Укладываемся спать, – громко и резко распорядился Хальвдан. – Завтра вставать спозаранку. До деревни Рысей доберемся к полудню.

    Зорен с Веданой зашевелились, подтащили ближе к костру нарубленные раньше еловые лапы, уложили в несколько лежанок. Сверху постелили захваченные из замка войлоки и тёплые шерстяные одеяла. Млада уселась на ещё не остывший пень у сосны и, плотнее завернувшись в плащ, наблюдала за их подготовкой ко сну. Видно, воеводы они побаивались. Вон как, без возражений взялись исполнять приказ. Слова лишнего не пикнули. Хотя боялась, наверное, только Ведана. Зорен же просто осторожничал.

    Хальвдан сходил ещё раз проверить лошадей, а вернувшись, бесцеремонно подтолкнул Младу в бок и сел рядом. От близости воеводы стало совсем тепло, запахло чуть сырым мехом его собольего воротника.

    – Отдохнуть бы тебе, – тихо сказал он, когда Ведана с Зореном, пододвинувшись ближе друг к другу, перестали ворочаться. – Если я ничего не путаю, то ты не спала уже почти два дня.

    – Знаешь, воевода, а мне и не хочется.

    Он глянул с любопытством и снова отвернулся.

    – Глазищи красные, как у упырихи. Не хочется ей…

    Млада только невольно улыбнулась, но не стала ничего отвечать, ожидая, когда Хальвдану надоест к ней цепляться. Помолчали. Отсветы костра плясали по изрубленным трещинами стволам тёмных, мрачных елей и редких сосен. Небо пронзали мелкие пылинки звёзд. По щекам то и дело пробегали обрывки затерявшегося в лесу ветра.

    – Шёл бы спать, воевода, – шепнула Млада. – Потом сменишь меня. Я посижу, покараулю. Вдруг князь отправил за нами кого.

    – Надеюсь, Бажан объяснил ему всё, а Кирилл прислушался. Хотя всякое может случиться. Кто знает, во что мы ввязались. Всё это так странно, Млада.

    – Странно… – эхом отозвалась она.

    – Непростая ты, – невпопад брякнул Хальвдан, видно, озвучивая свои мысли. – Сколько ещё загадок в тебе таится? Ты Грюмнёрэ, о которых я слышал только, что они могут перерезать кому угодно глотку. А все вокруг поверят, будто тот сам неудачно поранился, когда брился. Ты – таинственный Воин Забвения. Вообще пёс разберёт, что это значит. Самой-то не страшно от себя? – в его словах послышалась лёгкая насмешка.

    Млада повернулась к нему и натолкнулась на пристальный взгляд тёмно-синих в полумраке глаз. Воевода будто бы снова издевался на ней, но в то же время был серьёзен. И на миг в голове вспыхнул вопрос: зачем он пошёл за ней? Вряд ли дело в умении Бажана заговаривать зубы. Уж он-то точно справился бы лучше него.

    – Нет, – она дёрнула плечом, отворачиваясь. – Знала бы я, чего бояться. Может, вообще никогда и не узнаю. Тебе-то не страшно? А, воевода?

    Хальвдан тихо хмыкнул и прищурился, но ничего не ответил. Они ещё немного посидели так, рядом, пока Млада не почувствовала, что её начинает клонить в сон. В какой-то момент она даже уронила голову на плечо воеводы, но тут же встрепенулась и потёрла глаза, безуспешно делая вид, что ничего не произошло.

    – Иди уже спать, – пытаясь сдержать улыбку, подтолкнул её в спину Хальвдан.

    – Только разбуди меня потом, чтобы я тебя сменила.

    – Хорошо.

    Он не разбудил.

    ***

    Утром, как только небо на востоке озарилось рассветным пурпуром, они снова двинулись в путь. День обещал быть тёплым и солнечным. Под лёгким ветром искрящейся пылью с ветвей летел снег. Лошади, разогреваясь после прохладной ночи, бежали всё резвее, шурша копытами по подмёрзшей тропе.

    Млада ехала за Веданой, которая после вчерашнего разговора так и не пожелала обмолвиться с ней хотя бы словом. Похоже, затаила обиду, хотя в том, что произошло много лет назад, никто из них всё равно виноват не был. Все родичи погибли в бойне, учинённой вельдами, и расспросить, почему они положили свои жизни для того, чтобы уберечь одну только Младу, было не у кого.

    Два коротких слова «Воин Забвения» бились в голове, так и не обретая смысла и значения. Кто такие эти Воины, и почему она не чувствует в себе никаких особых сил? Может, это было просто ошибкой. Трагической ошибкой, результатом которой стали сотни смертей. И потерянная близость с сестрой, выжившей только чудом.

    – Ведана, – позвала Млада, подъезжая к ней ближе.

    Та поначалу сделала вид, что не слышит, а затем повернулась. На её лицо легли резкие тени от ветвей.

    – Чего тебе?

    Снова кольнула сердце утихшая за ночь злоба.

    – Не нужно разговаривать со мной так, будто я виновата перед тобой!

    – А разве не виновата? – фыркнула Ведана. – Чтобы спасти тебя, погибли все. А толку от этого нет. Для чего было нужно, чтобы ты выжила? Что ты можешь сделать одна? Корибут завладеет князем так или иначе. А теперь некому даже провести обряд, чтобы проявить в тебе Воина.

    – Обряд?

    – Да, – нехотя подтвердила Ведана. – Я прошла через него, когда случилась моя первая лунная кровь. Правда, через изменённый, призванный обратить на сторону Хозяина. Но, как можно догадаться, никакого Воина из меня не получилось. Зорен только зря потратил пару лет, чтобы дождаться, когда я «созрею». Корибут был очень зол. Ничем другим я не могу объяснить то, что Зорен несколько дней валялся в лихорадке и его едва не скручивало в узел от боли.

    – Значит, Корибут, кто бы он ни был, умеет мстить за неповиновение.

    Ведана горько усмехнулась. У Млады похолодело в затылке. Она была уверена, что умеет усмехаться точно так же. До самых мелких складок в уголках глаз.

    – А то как же. Зорен и сейчас ждёт мести. Вот только не знает, в чём она отразится. И когда он вопреки приказу Корибута оставил меня в живых, тоже лежал трупом почти седмицу. Именно тогда я начала учиться лекарскому ремеслу. Меня учил Зорен.

    – Значит, ты травница и лекарь…

    – Кое-что знаю.

    – Почему ты не сбежала? Не попыталась убить Зорена? – Млада увидела, как напряглась спина жреца, который ехал впереди. Она нарочно задала этот вопрос. Знала, что он услышит. – Я бы попыталась.

    Ведана протяжно посмотрела на Зорена и вздохнула.

    – Не сомневаюсь, что ты попыталась бы. Ты всегда была… твёрдой и… жестокой. Да, даже в детстве. А мне тогда казалось, что лучше остаться в лагере. Мне некуда было уйти… и мне было страшно. А Зорен… Почему-то я знала, что его ещё можно вырвать из хватки Корибута. Я пыталась в это верить. К тому же там был Рогл. Совсем маленький ещё. Мне не хотелось его бросать.

    – Но Зорен. Он ведь…

    – Да, первые несколько раз он… взял меня силой, а потом я… хм… привыкла.

    Жрец коротко обернулся и, чуть подогнав лошадь, уехал дальше вперёд. Тяжко, наверное, слушать про свою же жестокость из уст женщины, которая, несмотря ни на что, осталась с ним. Тяжко осознавать свои зверства. Пожалуй, это наказание лучше, чем побои и телесная боль.

    – Но как ты могла спокойно сносить?..

    – Хватит, Млада, – оборвала её Ведана. – Я не хочу об этом говорить. Мне было трудно и больно. Было страшно, да. Но я сделала свой выбор, как и ты – свой. Ты, погляжу, тоже не стремилась к правильной и спокойной жизни. Наши родичи погибли ради того, чтобы ты стала наёмной убийцей? Вряд ли они хотели этого. Так что не тебе меня учить и упрекать.

    Млада сжала зубы, удерживая рвущуюся с губ колкость. Ведана уехала чуть вперёд, прямая и холодная, как стальной клинок. Непоколебимая и гордая. Но её было почему-то жаль.

    – Я рада, что ты жива, Ведана, – тихо произнесла Млада ей в спину.

    Сестра только чуть повернула голову, но ничего не ответила.

    День поднимался к полудню, солнце укоротило тени всадников на снегу. Лес вокруг стал знакомым, светлым, пронизанным близостью людского жилья. Скоро впереди показались дома деревни, потемневшие – старые, и более светлые, ещё не растерявшие тепло живого дерева – построенные не так давно. Селение Рысей разрасталось и это было особенно радостно в преддверии весны.

    Они заехали в высокие тёсаные ворота без дверей, устремились по улице, и только через несколько мгновений стало ясно, что в деревне никого нет.

    Ни единой живой души.

    Млада огляделась вокруг. Дворы, дальние, ближние ли, пустовали; несмотря на самый лучший для работы и ежедневной суеты час, на улице было тихо и безлюдно. Не лаяли собаки, не слышалось голосов постоянно судачащих через заборы соседок. Не гонялись друг за другом дети. Только чуть осмелевший ветер поскрипывал где-то ставнями или калиткой, и шумел кругом лес.

    – Хва слагс [1]?.. – пробормотал Хальвдан, когда Млада догнала его.

    Высокие тонкие сосны зашелестели вдалеке, закачались как будто растревоженные кем-то. Громко и нагло каркнула на одной из крыш ворона, и ей ответили ещё несколько в округе. Их гомон стих резко, деревня снова погрузилась в прежнюю тишину. И от этого ощутимо шевелились волосы на затылке.

    Сзади подтянулись Зорен с Веданой.

    – Надеюсь, здесь не всегда так… людно? – обескураженно буркнул жрец.

    – Помолчи, – шикнула на него Млада.

    Когда встретился первый, припорошенный снегом труп, Ведана ахнула за спиной, а Хальвдан гнусно выругался себе под нос. Это была женщина, она лежала лицом кверху, прижавшись спиной к забору. Её плотный тулуп был разодран вклочья, будто его терзали собаки, и густо пропитан кровью. Млада только сильнее сжала поводья. Её лошадь испуганно шарахнулась в сторону, словно почуяла кого-то, фыркнула и мотнула головой. Но стоило погладить её по шее – успокоилась, пошла ровнее.

    Через несколько шагов трупы, растерзанные, лежащие в окроплённом кровью, протаявшем снегу, стали попадаться всё чаще. Взрослые мужчины и дети. А больше всего, кажется – женщин. Млада видела, как при виде их бледнеет лицо Зорена и, несмотря на лёгкий мороз, покрывается испариной лоб. Он перебегал взглядом от одного бездыханного тела к другому, и даже синяки на его скулах теряли цвет.

    – Что-то знакомое, да, Зорен? – сверкнув сталью в голосе, спросил Хальвдан, внимательно приглядываясь к нему. – Мне вот оно тоже очень знакомо. Мнится мне, что с Рысями случилось то же, что и с Восточными сотнями.

    Жрец сглотнул.

    – Твоих рук дело, погань? – Млада подъехала ближе, перегораживая ему дорогу.

    – Нет, – он качнул головой. – Я бы не смог. У меня не осталось тех сил. Это… кто-то другой.

    – Врёшь, мразь! – Млада медленно, так, чтобы жрец мог насладиться зрелищем, вынула из притороченных к седлу ножен Призрак.

    Хальвдан остановил лошадь рядом с Зореном и примиряюще поднял руку.

    – Постой, Млада. Голову ему отсечь никогда не поздно. Думаю, он правда не виноват.

    – Тогда кто?

    – Доедем до старосты. Там поглядим.

    Ворота дома Ратибора оказались распахнуты настежь, одна створка сорвана с петель. Недалеко от конуры, так и прявязанный к цепи, лежал сторожевой пёс со вспоротым брюхом. Уже окоченевший. Красные брызги крови темнели на ослепительно белом снегу. Млада спрыгнула на землю и, сунув поводья Ведане, осторожно прошла по двору. Хальвдан шёл следом. Дверь была незаперта, и в сенях гулял сквозняк. Изба выстыла.

    Ратибор лежал неподалёку от порога лицом вниз. В руке он сжимал увесистый колун, обагрённый странно чёрной засохшей кровью. Млада на мгновение отвела взгляд и несколько раз глубоко вздохнула. Хальвдан, проходя мимо, легко провёл по её плечу, посмотрел в глаза и от этого стало немного спокойнее.

    Воевода перевернул старосту на спину и тихо прорычал что-то сквозь зубы. Наверное, очередную верегскую грубость. Грудь Ратибора была разворочена наискось до костей. Шея впереди разодрана вместе с гортанью. Не задерживаясь, Хальвдан встал и пошёл дальше.

    Внутри избы царила разруха. Крепкие лавки были разнесены почти в щепки, стол покосился на сломанной опоре. Повсюду осколки посуды и кровь. Переслава обнаружилась в другой клети, тоже мёртвая, израненная почти до неузнаваемости. Светлые, пепельного оттенка волосы её слиплись от крови, застыли колтунами. На полу под ней растеклась багровая лужа, уже впитавшаяся в доски. Больше в доме никого не было.

    Млада судорожно вдохнула свежий воздух, когда они снова вышли на улицу. Она видела много смертей, много крови. Но когда самой страшной смертью погибли люди, которые за несколько дней заботы о ней и Рогле стали почти родными, она не могла оставаться безразличной. В груди тихо и неровно трепыхалось сердце, горечью жгло горло. Они не должны были умереть… Ни зычный, могучий Ратибор, ни ласковая Переслава. Оставалось только непонятно, где маленький Руслав и Ждан. Может, им удалось спастись? Рогл же к тому времени, наверное, уже умер.

    – Ты в порядке? – Хальвдан легонько тронул её за подбородок.

    Млада вскинула голову и кивнула, выдержав его участливый взгляд. Стараясь не смотреть на Зорена, она запрыгнула в седло, бросила мимоходом:

    – Проедем по деревне. Может, тут всё-таки есть кто живой.

    Они покинули двор старосты и, кружа между домов, скоро выехали из деревни, так и не обнаружив никого и ничего, кроме трупов, которые встречались во дворах или просто на улице. Даже никакой живой скотины не было в хлевах и сараях. Только кровь и смерть кругом. Тишина и снежное стылое безмолвие.

    – Смотрите, тут следы, – крикнула непонятно когда успевшая уехать вперёд Ведана. – Много.

    Она махнула рукой, подзывая. Млада ударила коня пятками и догнала её. Огляделась. И правда, дорога была крепко вытоптана, следы множества ног уходили вглубь леса, как будто люди бежали толпой без оглядки. Внутри колыхнулась слабая надежда, что кто-то всё же выжил.

    Зорен с Хальвданом через мгновение догнали их и, пустив лошадей бодрой рысью, устремились по чёткой тропе. Но скоро следы свернули в сторону, стали глубже, утопая в сугробах. Пришлось загонять лошадей в снег. От общей вереницы то и дело ответвлялись тонкие цепочки и терялись среди деревьев. Но основная, самая широкая продолжала виться сквозь лес. Скоро со стороны деревни в неё влилась ещё одна свежепротоптанная дорожка. Здесь уже видно было следы копыт скотины.

    Солнце уже скатилось ниже к горизонту, когда впереди вспыхнули пятна первых костров. Огромные людские тени скользили по снегу и уходящим ввысь стволам сосен. Тишину всё сильнее нарушал далёкий гомон голосов. Лес поредел. Впереди разворачивалось обширное поле, а на нём – лагерь уцелевших Рысей.

    Потянуло дымом и горячей едой. Сквозь сплошной шум можно было уже различить женский плач и редкий визг детей.

    Млада спешилась и, ведя лошадь в поводу, пошла к свету костров. Остальные двинулись следом. Она чувствовала, что рядом, среди деревьев кто-то есть. Они прятались плохо, двигались слишком громко. И вот сбоку скользнула тень, за ней ещё одна. Тихо басовито переговариваясь из сумерек показались несколько мужчин, озлобленно зыркающие и вооружённые кто чем. Вилами, топорами, самодельными луками и ножами. Одеты они были плохонько, видно, убегая, не все успели взять с собой тёплые вещи.

    – Кто такие? – гаркнул кто-то.

    Млада повернулась в сторону голоса и остановилась, отошла к седлу, где был закреплён Призрак.

    – Свои это, – ответил ему кто-то, чей голос казался знакомым. – Воевода и кметь из княжеской дружины.

    Оттолкнув одного из мужчин, вперёд вышел Ждан. Его карие глаза недобро посверкивали, заострившееся лицо щерилось нехорошей улыбкой. Он неспешно окинул Младу взглядом и заложил большие пальцы рук за пояс.

    – Кметь, говоришь? – сплюнул на снег идущий за ним мужик и закинул на плечо солидный топор. – Эта баба, штоль?

    – Она самая, – Ждан глянул за спину Млады и нахмурился. – А вот кто те двое – не знаю. Судя по виду, какие-то бродяги.

    Сквозь полумрак он не успел разглядеть лица Веданы, иначе сильно удивился бы.

    – Кончай трепаться, Ждан, – недовольно оборвал его подошедший Хальвдан. Воевода обогнал Младу, остановился и предупреждающе опустил руку на секиру. – Скажи лучше, что у вас стряслось. Как погибли все те люди в деревне?

    Ждан болезненно покривился и снова уставился на Младу.

    – А это у неё лучше спроси, – он вальяжно подошёл и ткнул ей в грудь пальцем. – Она ведь притащила в деревню этого паршивого вельдчонка. Он во всём виноват.

    [1] Хва слагс (верегс.) – что за?..

    feisovet.ru

    Скачать Счастная Елена - Гранитный чертог (СИ) (fb2)

    Счастная Елена

    Рейтинг книги

    0.00

    (оценок&nbsp&lt&nbsp5)

    0 10

    Млада, искусная наёмная убийца, приходит в стольный Кирият, чтобы поступить на службу к правителю. Её ведёт ненависть к общему врагу — племени кочевников-вельдов. Они много лет назад уничтожили её род, а нынче несут смерть жителям княжества. Чтобы утвердиться среди могучих кметей, Младе нужно выполнить поручение: разведать вражеский лагерь. Но, призванное нести благо, важное задание приводит лишь к бедам. На княжество обрушивается древнее колдовство. Страшное и отравляющее. Словно цепью, оно свяжет вместе Младу, пленного мальчика-вельда и молодого владыку Кирилла. Это всего лишь хитроумные козни вельдского жреца или причина лежит гораздо глубже? Чтобы выяснить правду, Младе придётся встать перед выбором: остаться безжалостной убийцей или следовать дорогой чести и совести.

     

    Оказаться во власти злейшего врага – такое только на сцене бывает. Так я считала, пока меня не приковали смертельным заклятием к ненавистному герцогу де Мортену, который с радостью превратит мою жизнь в ад. У его помощи слишком дорогая цена, но иначе не разыскать того, кто мне так удружил. Пок...

    1.39 МБ

    7.7

    скачиваний: 6346

    Кто сказал, что закона подлости не существует? Существует и еще как! И у этой подлости даже имя есть. И вот тебя за шкирку тащат в неизвестный мир, заставляют выйти замуж, вешают на тебя неизвестно от куда взявшееся наследство. А оно мне надо? Не надо! Вот и пришлось от этого всего побегать&hell...

    2015 год

    1.35 МБ

    0.0

    скачиваний: 7829

    Любимый муж, ребёнок… Счастливую жизнь Виктории перечеркнула авария, и девушка очутилась в положении бесправной рабыни в другом мире. Она стремится разыскать свою семью, вот только что принесёт эта встреча? Радость или боль разочарования? Срывая маски, придётся набраться смелости и взглянуть ...

    2016 год

    1 МБ

    4.2

    скачиваний: 5098

     Признавшись в симпатии самому популярному мальчику в институте, Ника даже не думала, что получит такой ответ и прямо в лицо. Ей сказали гудбай в самой грубой формулировке и не самой выигрышной обстановке. На что же такая невзрачная рассчитывала?   Ника, устроив ему запоминающий конце...

    0.82 МБ

    0.0

    скачиваний: 5807

    Сбежать из дома, сдать вступительные экзамены в лучший в мире университет магии и заключить фиктивную помолвку… Мне казалось, план продуман до мелочей, но проблемы начались на последнем пункте. В любом случае я не собираюсь отказываться от мечты. Если для этого необходимо в срочном порядке по...

    2016 год

    1.96 МБ

    0.0

    скачиваний: 4400

    Мне порой кажется, что вместо другого мира я оказалась в сумасшедшем доме. Я живу в одной комнате с меланхоличной целительницей и взбалмошной некроманткой. За стеной у нас недооборотень, поэт-артефактор и боевой маг, который явно что-то скрывает. По дому бродит занудный дух, а под окнами воет скучаю...

    2015 год

    0.93 МБ

    0.0

    скачиваний: 6679

    Вредный, самоуверенный, сильный, никогда не проигрывал. Держит в страхе всю Академию и преподавательский состав. Но кто мог знать, что его графа Тиамата Асплуна сломаем какая-то.... девушка с Земли?

    2014 год

    0.31 МБ

    0.0

    скачиваний: 8990

    Все думают, что она обычная студентка, дочь обеспеченных родителей, которая живёт в своё удовольствие. Но ради денег на поиски загадочно пропавшей подруги, она работает украшением блюд для инопланетных гурманов. Всегда осторожная и предусмотрительная, девушка считала, что со всем может справиться до...

    1.65 МБ

    0.0

    скачиваний: 8705

    Теперь я второкурсница в лучшей академии магии. Особенность моего дара — я не вижу магические иллюзии и уничтожаю их. Первый курс научил меня видеть сквозь иллюзии, но не магические, а те, которые я создаю сама в своей голове. Посмотрим, чему еще научат меня в моей академии новые преподаватели...

    2016 год

    1.23 МБ

    0.0

    скачиваний: 4343

    Вы попаданец и хотите учиться в академии Магии? А зачем вы там нужны? Своих балбесов хватает. Нет, нет и еще раз нет. Учить мы вас не будем. Максимум на что вы можете рассчитывать это место секретаря ректора. Последняя как раз с нервным срывом слегла. Вы согласны? Хорошо. Вот трудовой договор, а нас...

    0.67 МБ

    0.0

    скачиваний: 8671

    mexalib.com

    Рецензия на роман «Круг замкнулся» / Елена Счастная

    Я считаю, что мне не везет. Редко когда мне среди творений “непрофессиональных” писателей попадаются те, что звучат в унисон с моими внутренними читательскими потребностями и сиюминутным состоянием души. Но зато когда это происходит, я очень рада. Ведь тогда просыпается вдохновение и желание создавать что-то самой. И некоторые тексты могут даже вытянуть из упаднического настроения, когда “ничего не хочется: ни коньяку, ни колбасы” (с) Таким текстом для меня оказался роман Наташи Кокоревой “Круг замкнулся”. Он, правда, попался мне очень вовремя. И сейчас я думаю: вот напишу рецензию и буду творить, буду холить свои тексты, чтобы стали ещё лучше и вызывали в душах читателей похожие ощущения.

    Но это всё сантименты, а надо по существу.

    1.Общее впечатление от книги. Если честно, и пусть это прозвучит странно, но у меня после прочтения осталось такое ощущение, что меня пропустили через мясорубку. Что размололи, расщепили и выпустили наружу уже какой-то другой субстанцией. Но в хорошем смысле. Представьте себе, в хорошем. То есть автору с первых глав удалось достучаться до меня, дотянуться до каждой клетки моей подкорки и сыграть на ней, вызывая в голове множество ярких образов.

    Однако, пока меня окончательно не унесло в туманную даль пространных рассуждений, продолжим.

    2.Сюжет. Оказался на удивление динамичным. И даже можно сказать, достаточно лаконичным. История Теплого мира, к которому одна часть людей относится, как к ресурсу для поддержания магических сил, а другая – как к богу, жестокому, справедливому и неизменно любящему своих детей. Две стороны сталкиваются, и кто победит, решит лишь сила духа главных героев повествования. Иногда было радостно и светло, иногда было больно и тяжело читать. Но в конце остался свет, и это дает надежду, что в продолжении жизнь начнет налаживаться.

    3.Герои. Фокальных персонажа три.

    Первым появляется Стел – преподаватель Школы магов (или как-то так). Не скажу, что я всегда понимала этого молодого человека. Местами он казался мне слишком наивным, местами думалось, что его альтруизм и сострадание просто зашкаливают за разумные пределы. Но в целом это добрый парень, который жил своими идеалами, но в один миг понял, что далеко не все живут ими же. Что самые светлые помыслы и побуждения, оказывается, могут нести в себе вовсе не свет, а только холодный расчет. Он пытается согреть своим теплом, которое в серых и мрачных городах является дефицитом, всех. Иногда в ущерб себе. Даже чаще всего. Он не трус, его даже можно назвать отважным. Но такое впечатление, что вся его линия прошла под лозунгом “хотел, как лучше, а получилось, как всегда”.

    Вторым перед взором читателя возникает военачальник Рокот. Одно только его имя хочется повторять ещё и ещё. И в целом он ему соответствует. Несмотря на то, что он тоже был поставлен в непростую ситуацию, в отличие от Стела его нельзя назвать жертвой обстоятельств. Первая глава от его лица, скажем так, немного ввела меня в заблуждение. Мне показалось, что после внесения правок автором в предыдущую версию романа, он всё же станет немного другим. Да, он ожил, пропала лубочность его образа, но он остался прежним: жестким, властным, жестоким. За его спиной есть своя история и это может оправдать некоторые его поступки. Но некоторым я оправдания так и не нашла. Однако, несмотря на это, персонаж мне понравился. От него прям мурашки бегали по спине. Это было сродни тому, как смотреть на смерч, который через миг развеет тебя по ветру, но от которого невозможно отвести глаз.

    И третий персонаж лесная ведунья Белянка. Трогательная девочка, которая радуется свежести леса, радуге на ресницах и улыбке любимого человека. Каждый блик, каждый шепот окружающего мира находит отклик в ее душе. Этому персонажу как будто пришлось тяжелее всех. Ей пришлось сломать себя не раз, умереть и возродиться вновь после предательства и невыносимой боли утраты. Но она сохранила в душе тепло и, как смогла, постаралась помочь в, казалось бы, безвыходной ситуации, тем, кто ей дорог.

    Есть еще и второстепенный, но достаточно яркий персонаж – Рани, самоубийца на мосту, которую спасает Стел. Он пытается спасти ее на протяжении всей книги. Но на протяжение её Рани так и осталась для меня серым пятном, тучкой, через которую всего лишь на один миг пробился солнечный луч, но так и угас. 

    Рядом с Белянкой тоже возникало много второстепенных героев разной степени важности. Я не стану писать о них подробно. Но каждый из них запомнился и оставил свое впечатление. Описаны они, конечно, чуть более схематично, но всё равно чувствуются, что автор не писал их абы как, а судьбу каждого будто бы прожил сам, поэтому им веришь.

    4. Язык и стиль. Вот тут можно говорить много, пространно и долго растекаться мыслью по древу. Иногда я ловила себя на том, что просто поражаюсь тому, как раз за разом автор находит всё новые и новые слова для описания природы, эмоций и ощущений персонажей. Как он чувствует это всё и пропускает через себя. Наверное, я увидела мир глазами автора. Он и правда теплый. Но, если честно, под конец мне оказалось много этой россыпи ощущений, полутонов, этой макросъемки в моей голове. Я подустала. Меня расщепило на песчинки, и собрать себя было очень сложно, как и мое внимание. Кульминация романа далась мне тяжело. Видно, я всё же не того склада ума и воображения человек. Но большую часть романа проблем с восприятием совсем не было.

    5. Мир. Не скажу, что у меня сложилась четкая карта мира романа, хотя показалось, что он достаточно обширен. К тому же остались некоторые вопросы по практическому назначению магии в этом мире. Конкретно, что она даёт людям? Возможно, я просто это упустила, но окончательного понимания так и не пришло. Конечно, ближе всего мне оказалось описание Леса. А серый и стылый город играл с ним на контрасте. Хотелось поскорее оттуда убраться.

    5. Итог. Наверное, прочтение романа пришлось на нужное для меня время. Первый раз я дочитала его до конца, и он произвел на меня достаточно сильное впечатление. Наверное, его можно порекомендовать тем, кто способен видеть вокруг себя то, что многие не замечают. Видеть красоту мира в мелких штрихах и деталях. Чувствовать его течение и изменчивость. Или тем, кто хочет это увидеть. Это роман и о людях тоже, о преодолении и о жизни вопреки обстоятельствам. О любви и сострадании. О свете и о самых темных уголках человеческой души.

    Но что бы вы ни искали в этом романе, после его прочтения вы уже не сможете смотреть на мир, как раньше.

    author.today


    Смотрите также