Кошки дремучего леса


Читать онлайн "Кошки Дремучего леса" автора де Линт Чарльз - RuLit

Чарльз де Линт

Кошки Дремучего леса

Charles de Lint, Charles Vess

THE CATS OF TANGLEWOOD FOREST

Text copyright © 2013 by Charles de Lint

Illustrations copyright © 2013 by Charles Vess

This edition published by arrangement with Little, Brown and Company, New York, New York, USA

All rights reserved

© А. Сагалова, перевод, 2016

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2016

Издательство АЗБУКА®

* * *

Посвящается моим любимым девчонкам – Мэри-Энн и Кларе

Чарльз де Линт

Мисо (я скучаю, дружище) и Джун, которая первой разглядела среди деревьев кошачий круг

Чарльз Весс

И Джо Монти, который решил, что идея насчет длинной истории хороша.

Глава первая

Кошмарная, ужасная змея

Когда-то был на свете лес, где водились самые разные деревья – бук, ель, дуб, береза, орешник. Лес этот называли Дремучим. Начинался он у края пастбища да так и тянулся через холмы то вверх, то вниз по склонам – казалось, нет ему ни конца ни края. Где-то в лесу пряталось несколько брошенных домишек, давно заполоненных травой. А в самой глубине на тайной поляне стоял бук – такой старый, что лишь холмы могли припомнить те времена, когда он был юным деревцем.

Холмы высились вокруг этого старца. До самых вершин их склоны были густо покрыты кущами рододендрона и разного кустарника, а ветви росших там деревьев тянулись прямо к звездам. У подножия холмов по узкой темной лощине вился ручей. Иногда он становился совсем тоненьким, порой разливался пошире, а случалось, прыгал вниз по острым камням и гладким уступам.

В тихий безветренный день голос ручья разносился далеко, до самой поляны. Там, под кроной старого бука, собирались кошки – чтобы погрезить и пригрезиться. Черные кошки и пестрые, белые и рыжие. Иногда они немножко сплетничали или рассказывали байки о коте Папашке, известном пройдохе, но чаще просто дремали, расположившись вокруг толстого ствола, а старый бук осенял их своими ветвями. Кто-нибудь мог вспомнить историю о древнем и могущественном Прародителе Кошек, и тогда даже в погожий солнечный денек у внимавших стыла кровь в жилах и они принимались беспокойно вылизываться.

Но в тот день место под старым буком занял кое-кто другой. Спрятавшись в высокой траве, меж корней крепко спало долговязое лохматое существо, больше всего похожее на девочку-сироту.

Собственно, это и была девочка-сирота. Звали ее Лилиан Киндред[1].

* * *

Вообще-то, спать под деревом она не собиралась – она же не кошка. Правда, кошку Лилиан чем-то очень напоминала. Точно так же бродила по лесу, бегала за белками и кроликами – и, между прочим, бегала довольно быстро. Уж насколько позволяли ей тощие ноги. А еще Лилиан была не прочь влезть на дерево, словно опоссум, и вздремнуть на солнышке, если, конечно, выпадала такая возможность. А выпадала она нередко.

Тем утром девочка выслеживала фейри. Она спустилась по течению ручья туда, где тот разливался. Перебраться на другой берег в этом месте можно было только по камням, что торчали из воды там и тут, образуя извилистый мостик.

– Фейри никогда не пойдут по воде, – наставляла ее повитуха Харлин Уэлч. – Зато камни они любят. Ты подкрадись поближе, только не шуми. Сама увидишь: на камнях их полным-полно, так и блестят крылышками, что твои стрекозы.

Вот именно – стрекозы. В этих-то недостатка не было, а фейри, как назло, куда-то запропастились. И так всегда: сколько Лилиан ни искала, все без толку. Хотя она могла поклясться, что чувствует их присутствие, как будто вокруг снуют туда-сюда крошечные пчелки. Иногда в воздухе явственно слышалось гудение невидимых крылышек, но сколько ни пыталась девочка застать фейри врасплох, они каждый раз как сквозь землю проваливались.

Лилиан жила вместе с тетушкой. Домик их, затерянный в холмах, стоял на склоне, как раз посередине между яблоневым садом и ручьем. И никого на мили вокруг. Казалось бы, лучше местечка для фейри не придумаешь – если, конечно, старики не сочиняют. Но сколько ни бродила Лилиан по лесу, сколько ни натыкалась она на круги фейри[2] – ничего не помогало. Маленький народ упорно не желал показываться.

* * *

– Довольно тревожить духов, – частенько повторяла тетушка. – Мы как пришли сюда, так и уйдем, а они жили здесь до нас и будут жить после. Оставь их наконец в покое.

вернуться

Фамилия Лилиан не такая уж редкая, но в то же время не совсем обычная. Слово «киндред» (kindred) в переводе означает «связанный кровным родством». А чтобы понять, с кем и как связана родством Лилиан, нужно дочитать книгу до конца! (Здесь и далее примеч. перев.)

вернуться

Круги фейри – это круги, образованные грибами (чаще всего какими-нибудь гадкими и несъедобными, например поганками). Считается, что в таких местах фейри водят хороводы, а потому люди обычно держатся от этих кругов подальше. Если, конечно, не хотят свести знакомство с фейри.

www.rulit.me

Кошки Дремучего леса читать онлайн, Линт Чарльз де

Глава первая

Кошмарная, ужасная змея

Когда-то был на свете лес, где водились самые разные деревья – бук, ель, дуб, береза, орешник. Лес этот называли Дремучим. Начинался он у края пастбища да так и тянулся через холмы то вверх, то вниз по склонам – казалось, нет ему ни конца ни края. Где-то в лесу пряталось несколько брошенных домишек, давно заполоненных травой. А в самой глубине на тайной поляне стоял бук – такой старый, что лишь холмы могли припомнить те времена, когда он был юным деревцем.

Холмы высились вокруг этого старца. До самых вершин их склоны были густо покрыты кущами рододендрона и разного кустарника, а ветви росших там деревьев тянулись прямо к звездам. У подножия холмов по узкой темной лощине вился ручей. Иногда он становился совсем тоненьким, порой разливался пошире, а случалось, прыгал вниз по острым камням и гладким уступам.

В тихий безветренный день голос ручья разносился далеко, до самой поляны. Там, под кроной старого бука, собирались кошки – чтобы погрезить и пригрезиться. Черные кошки и пестрые, белые и рыжие. Иногда они немножко сплетничали или рассказывали байки о коте Папашке, известном пройдохе, но чаще просто дремали, расположившись вокруг толстого ствола, а старый бук осенял их своими ветвями. Кто-нибудь мог вспомнить историю о древнем и могущественном Прародителе Кошек, и тогда даже в погожий солнечный денек у внимавших стыла кровь в жилах и они принимались беспокойно вылизываться.

Но в тот день место под старым буком занял кое-кто другой. Спрятавшись в высокой траве, меж корней крепко спало долговязое лохматое существо, больше всего похожее на девочку-сироту.

Собственно, это и была девочка-сирота. Звали ее Лилиан Киндред[1].

* * *

Вообще-то, спать под деревом она не собиралась – она же не кошка. Правда, кошку Лилиан чем-то очень напоминала. Точно так же бродила по лесу, бегала за белками и кроликами – и, между прочим, бегала довольно быстро. Уж насколько позволяли ей тощие ноги. А еще Лилиан была не прочь влезть на дерево, словно опоссум, и вздремнуть на солнышке, если, конечно, выпадала такая возможность. А выпадала она нередко.

Тем утром девочка выслеживала фейри. Она спустилась по течению ручья туда, где тот разливался. Перебраться на другой берег в этом месте можно было только по камням, что торчали из воды там и тут, образуя извилистый мостик.

– Фейри никогда не пойдут по воде, – наставляла ее повитуха Харлин Уэлч. – Зато камни они любят. Ты подкрадись поближе, только не шуми. Сама увидишь: на камнях их полным-полно, так и блестят крылышками, что твои стрекозы.

Вот именно – стрекозы. В этих-то недостатка не было, а фейри, как назло, куда-то запропастились. И так всегда: сколько Лилиан ни искала, все без толку. Хотя она могла поклясться, что чувствует их присутствие, как будто вокруг снуют туда-сюда крошечные пчелки. Иногда в воздухе явственно слышалось гудение невидимых крылышек, но сколько ни пыталась девочка застать фейри врасплох, они каждый раз как сквозь землю проваливались.

Лилиан жила вместе с тетушкой. Домик их, затерянный в холмах, стоял на склоне, как раз посередине между яблоневым садом и ручьем. И никого на мили вокруг. Казалось бы, лучше местечка для фейри не придумаешь – если, конечно, старики не сочиняют. Но сколько ни бродила Лилиан по лесу, сколько ни натыкалась она на круги фейри[2] – ничего не помогало. Маленький народ упорно не желал показываться.

* * *

– Довольно тревожить духов, – частенько повторяла тетушка. – Мы как пришли сюда, так и уйдем, а они жили здесь до нас и будут жить после. Оставь их наконец в покое.

– Но почему?

– Да потому что им не очень-то нравится, когда всякие рыжие пигалицы суют нос в их кашу. Если дело касается духов, лучше посторонись и не мешай им. А то еще накличешь неизвестно что.

Легко сказать – не мешай.

– Я никого не хочу побеспокоить, – объясняла Лилиан самой старой яблоне в саду; лежа на земле, она обращалась к листве у себя над головой. – Я бы поздоровалась, только и всего.

Но как, скажите на милость, поздороваться с тем, кого не видишь?

* * *

Однажды днем Лилиан с тетушкой трудились на кукурузном поле. Тетушка мотыгой выкорчевывала сорняки, а Лилиан шла следом и собирала их в корзину. Тетушка по обыкновению мурлыкала под нос какую-то старую ковбойскую мелодию. Может, «Вставай, Джон!», а может, «Малютка и ужасная змея».

– Я не сделаю фейри ничего дурного, – убеждала тетушку Лилиан. – Мне бы только взглянуть на них. Разве это плохо?

Тетушка разогнулась и оперлась на мотыгу.

– Может, и не плохо, – глубокомысленно изрекла она. – А может, и плохо. Только, я считаю, сами духи тебе об этом скажут. Мне-то известно лишь то, что говорил папуля, а он велел остерегаться духов. С его слов, если они тебя заметят, может статься, ты им понравишься. А может, и нет. Они, эти духи, вроде диких кошек.

– А я люблю кошек.

– Понятное дело, – кивнула тетушка. – Они тебя тоже любят. Кто ж еще нальет им поутру миску молока нашей Аннабель? Я-то не против – пусть приходят. С мышами мороки поменьше. Но запомни: с дикой кошкой нужно быть настороже. Сегодня она к тебе ласкается, и живете вы душа в душу, а назавтра эта зверюга вцепится в руку. И поди пойми, какая муха ее укусила. С ними никогда не угадаешь. Вот и с духами точно так же, говорю тебе, деточка. Таким, как мы с тобой, духов не понять.

– А может, фейри полюбят меня? Ну, так же как кошки.

Тетушка улыбнулась и снова склонилась над грядкой.

– Мне доводилось слышать, что духи с кошками вроде как родня. Возьми хоть белку и крысу – обе ведь грызуны, вот и здесь так же. Папуля рассказывал, будто в глухом лесу все создания носят в себе чуть-чуть магии, но больше всех кошки. Спроси священника, уж он-то подтвердит. В кошке живет черт, вот что он скажет.

Лилиан стряхнула комья земли с сорняков и запихнула пучок в корзину. Здорово, когда тетушка вот так рассказывает про фейри, а то чаще пытается вдолбить что-нибудь про хозяйство или про ферму.

– А ты видела духов? – спросила Лилиан.

Тетушка снова улыбнулась:

– Поживешь в этих холмах подольше, чего только не насмотришься. Твой дядя Улисс, бывало, дразнил меня так, что я злилась не на шутку. Но я ведь правду говорила: однажды я видела Папашку у кромки поля. Он вышагивал на задних лапах, обутый в черные сапожки, совсем как крошечный джентльмен, а на плече нес палку с котомкой. А за ним – целая ватага кошек, каких там только не было.

– И что ты сделала?

– А что тут сделаешь? Так и стояла с глазами что твои блюдца. Таращилась на всю эту компанию, пока кошки не скрылись в лесу, словно и не было. – Тетушка рассмеялась. – Вот-вот, и не было, – все повторял твой дядя Улисс. Но я-то помню: еще с пару недель в округе не показывалась ни одна кошачья морда. А когда кошки приползли обратно, то вели себя так, словно наплясались как шальные или объелись белены. Им даже двигаться было невмоготу.

Тетушка снова взялась за мотыгу, а Лилиан задумалась. Повстречай она сама среди бела дня Папашку, что бы сделала?

* * *

На следующее утро ее ждала обычная работа по дому. Лилиан покормила цыплят, не забыв бросить лишнюю горсть зерна – пусть полакомятся воробьи и другие пичужки. Те, предвкушая угощение, расселись поблизости на кустах диких роз. Потом девочка подоила Аннабель, их единственную корову, и выставила блюдце молока для лесных кошек. Они явятся из чащи, когда Лилиан погонит Аннабель на пастбище.

Вручив ведро с молоком тетушке, Лилиан позавтракала печеньем с чаем и медом, а затем прополола грядку с овощами. Больше на сегодня работы не было. У них с тетушкой имелся уговор: сделал дело – гуляй смело. Если, конечно, уроки выучены.

И Лилиан помчалась вверх по склону холма. Нужно спрятать припасенное с завтрака печенье в ветвях Яблоневого Человека.

Так тетушка называла самую старую, уже одичавшую, яблоню в их саду. Дерево росло почти на самой вершине, откуда хорошо был виден луг с мелкими пятнышками полевых цветов, ульями и другими яблонями.

– Почему ты так называешь его? – спросила Лилиан, впервые услышав про Яблоневого Человека. – Там что, правда че ...

knigogid.ru

Кошки Дремучего леса. Глава четвертая. Спастись от лиса (Чарльз де Линт, 2013)

Глава четвертая

Спастись от лиса

Лилиан никогда раньше не доводилось бывать в ночном лесу. Оказалось, он не такой страшный, как она воображала. И даже наоборот, очень красивый – так думала Лилиан, пробираясь через высокую траву за хлевом. Все дышит магией – от светлячков, кружащихся над лугом, что раскинулся за садом, до самых звезд, мерцающих высоко-высоко в небе. И крик совы, несущийся из глубины леса, кажется вовсе не жутким, а скорее таинственным.

Кошачьи глаза отлично видели в темноте. Ночь была полна звуков – странных, внезапных, – но обоняние подсказывало, что никакой угрозы нет.

Вот стайка коричневых пташек нашла убежище среди ветвей кедра; малютки забылись чутким сном.

А вот олень осторожно ступает по папоротнику – да нет, на самом деле это олениха. Совсем не похожа на того молодого самца, за которым Лилиан гналась днем.

– Привет-привет! – воскликнула Лилиан, но пугливая олениха тут же скрылась среди деревьев.

Убедившись, что ночной лес не так зловещ, как она думала, Лилиан осмелела. Она пробиралась среди деревьев, гордо подняв хвост. Лапы приятно пружинили. Кошачье тело подарило ей изящество и проворство, о каких девочкой она и мечтать не могла. Лилиан легко перепрыгивала упавшие ветви и ловко приземлялась на все четыре лапы.

Лес был полон ночных созданий. Кругом сновали мыши – Лилиан с трудом подавила желание бросить все и провести ночь за славной охотой. Но у нее есть цель, вспоминала она, нужно бежать дальше.

Она уже достаточно углубилась в лес, когда почувствовала первый укол страха. По спине пробежал холод. Казалось, она слышит, как кто-то крадется следом. Несколько раз Лилиан, присев и прижав уши к голове, замирала и внимательно прислушивалась. Но легкая поступь, только что звучавшая совсем близко, пропадала, и Лилиан двигалась дальше. Только лапы ее уже не пружинили, а темный лес больше не казался таким гостеприимным. И уж точно он был не самым подходящим местом для котенка, который отважился на путешествие.

Предупреждение Ворона Джека снова всплыло в памяти. И с чего она решила, будто ночью в лесу ей ничего не угрожает? Что ей стоило дождаться утра?!

В этот момент ветер переменился, и до Лилиан донесся тот самый запах.

Она мигом вскарабкалась на дерево. Острые когти вцепились в шершавую кору, а лапы вознесли ее на безопасную ветку в шести футах над землей. Сердечко едва не выпрыгивало из груди. Из темноты неторопливо вышел лис – рыжевато-коричневый мех, черные уши, пышный хвост с белым кончиком, который, казалось, светился в звездном сиянии. Лис уселся на задние лапы и пристально посмотрел на нее.

– Ах, боже ты мой, – произнес он. – Никогда прежде не видел, чтобы котенок взлетал на дерево, словно птица. Ты белены объелась?

Лилиан заставила себя взглянуть на собеседника. Сердце ее по-прежнему колотилось как ненормальное.

– Ну так в чем дело? – нетерпеливо спросил лис. – Язык проглотила?

Он хихикнул над собственной шуткой, не сводя с Лилиан хищного взгляда. Та еще крепче вцепилась в ветку.

– Спускайся, кисонька, – предложил лис. – К чему тебе прятаться?

– Я… я не кошка, – выдавила Лилиан. – Я девочка.

– Ну конечно, ты девочка.

– Это правда.

– А раз ты девочка, тем более нечего бояться лисички. Что, ты думаешь, я собираюсь сделать? Съесть тебя?

Лилиан кивнула.

– К твоему сведению, древесная девочка, я только что набил живот полевыми мышами, а потому не расположен немедленно съесть кого-то еще. Но меня мучает вопрос: почему ты так уверена, что там, наверху, ты в безопасности? А если бы я все-таки был не прочь перекусить аппетитным котеночком?

– Ли-ли-лисы… не лазают по деревьям.

– Что верно, то верно, – усмехнулся лис. – Но зато мы хорошо прыгаем.

И в ту же секунду он взлетел так высоко, что его насмешливая морда оказалась прямо напротив котенка. Лис благополучно приземлился, а Лилиан на всякий случай забралась на пару веток выше.

– Имей я в отношении тебя серьезные намерения, – пояснил лис, – я бы с тобой живо расправился. Но я ведь этого не сделал.

Лилиан слабо кивнула.

– И знаешь почему?

Лилиан помотала головой.

– Ужин меня сейчас не интересует, – объявил лис. – А вот поболтать я совсем не прочь.

– Почему?

Лис дернул плечом:

– Потому, что мне скучно.

– Я могу болтать и здесь, – заверила Лилиан, изо всех сил стараясь подавить дрожь в голосе. – Я тебя очень хорошо слышу, да и ты меня тоже.

– В общем, да, но все время задирать голову крайне неудобно. Шея болит.

«Ничего, пусть поболит. Все лучше, чем если он меня проглотит и переварит», – подумала Лилиан.

– Как тебя зовут? – спросила она.

– П. С. Рейнольдс.

– Приятно познакомиться. Я Лилиан. А что значит «П. С.»?

– Правдивый и Симпатичный. Моя мама всегда говорила, что ребенок, взрослея, больше соответствует данному при рождении имени. Полагаю, она была права: ты только взгляни на меня.

Лилиан не удержалась и хихикнула.

– А может, «С» – это «скромный»? – поинтересовалась она.

– Ах, как смешно, – пренебрежительно фыркнул лис. – Сама посуди: зачем мне хвастать?

Правдивость проверить сложновато, но относительно буквы «С» он, пожалуй, не преувеличивал. Лилиан признала про себя, что П. С. был очень симпатичным лисом.

– А куда ты направлялась до того, как вспорхнула на дерево? – осведомился П. С.

– В лощину Черной Сосны.

Лис вскинул голову:

– Дело, конечно, хозяйское, но я знаю лишь один повод идти в лощину Черной Сосны.

– Повидать Старую Матушку Опоссум.

– Ну, повидать ее мало кто хочет. Туда идут просить о колдовстве. Не знаю, что ты слышала о ней, но я бы не шутил с ее магией. Слишком рискованно.

– Аннабель тоже так говорила, – кивнула Лилиан.

– Кто такая Аннабель?

– Корова на ферме моей тети.

П. С. вытаращил глаза:

– С каких это пор у кошек завелись фермы?

– Я же тебе говорила, я не кошка.

– Да-да, совсем забыл. Ты у нас девочка.

Лис на секунду задумался.

– Именно поэтому, – догадался он, – ты и направляешься в лощину Черной Сосны. Правда, до сих пор непонятно, как твоя приятельница Аннабель отпустила тебя туда одну.

– Она и не отпускала. Аннабель просто предупредила, чтобы я была осторожнее, – точно как ты сейчас. А рассказал мне о Старой Матушке Опоссум Ворон Джек.

– Тебе рассказал Ворон Джек, – повторил П. С.

– Он велел мне быть вежливой и принести подарок. Я не уверена, что просить помощи у ведьмы-опоссума – такая уж блестящая мысль, но как мне быть иначе? Я не кошка, я девочка, но не могу просто так превратиться обратно, потому что меня ужалила змея. Мне нужен кто-нибудь, кто расколдует меня. Только так, чтобы я стала живой девочкой, а не мертвой.

– Да уж, с тобой не соскучишься, – мотнул головой П. С. – Но я все еще не понимаю, о чем ты толкуешь.

Лилиан поведала ему всю историю, начиная с погони за оленем и заканчивая встречей с самим лисом.

– Это слишком уж невероятно, – недоверчиво произнес П. С. – Просто невероятно.

– Но это правда!

– Я ведь не говорю, что нет. Просто… я часто слышу занятные истории. Но никогда не думал, что столкнусь с одной из них нос к носу.

– А попробуй-ка представь, каково быть главным героем этой занятной истории. Понимаешь теперь, зачем мне нужно в лощину Черной Сосны?

– Теперь понимаю, – кивнул лис. – И более того: я пойду с тобой. Нет-нет, не смотри на меня так. Даю слово чести: я тебя не съем. Я вообще не причиню тебе вреда. Мне просто любопытно, чем дело кончится.

Лилиан вздохнула. И как теперь прикажете поступить? Ворон Джек советовал не доверять собакам, лисам и койотам. Аннабель советовала не доверять Ворону Джеку. А П. С. утверждает, что можно довериться ему.

– Обещаешь? – спросила Лилиан.

Она прекрасно понимала: никто не осмелится и лапой тронуть котенка, идущего через лес в компании лиса.

– Обещаю, – заверил П. С.

Лилиан неуверенно поползла вниз. Это оказалось гораздо труднее, чем взлетать наверх. Да и со стороны, наверное, выглядело не так изящно. Она отчаянно цеплялась всеми лапами, чтобы не съехать с дерева, как на санках, когти глубоко впивались в кору. В нескольких футах от земли Лилиан решилась оттолкнуться от ствола и с мягким стуком приземлилась в траву. Кошечка замерла в напряжении, ожидая, что лис бросится на нее, но П. С. сдержал слово.

Лилиан внимательнее пригляделась к новому знакомому. Вблизи он казался таким огромным.

– Иногда, – торжественно произнес П. С., – мама говорила, что «П» в моем имени может означать еще и «порядочный». Почти то же самое, что и Правдивый. Я рад, что ты дала мне возможность доказать это.

– Я не боюсь, – заявила Лилиан.

– О, напрасно. Нет, меня можешь не бояться, – успокоил лис, заметив, как она встревожилась. – Но вот ведьмы-опоссума я бы на твоем месте опасался.

– Я совсем не слышала историй о ведьмах-опоссумах, – призналась Лилиан. – Я вообще об опоссумах почти ничего не знаю. Разве только сказку о том, почему у них лысый хвост.

Эту байку она слышала от Джона Крика, а он – от кого-то из своих тетушек. Вечно он пытался задобрить Лилиан, чтобы она помогла ему с дровами. А что может быть лучше новой истории – тем более истории от тетушек?

Женщины семейства Крик совсем не походили на ее тетю. Они все были высокие и страшноватые с виду – особенно тетя Нэнси. Может, она казалось такой из-за того, что была знахаркой. Все ведь знают: со знахарками будь поосторожнее. Все равно что с бутылочными ведьмами. Тетушки Крик помнили очень многое из преданий народа кикаха и разбирались в лекарственных растениях. Тетя Лилиан переняла искусство травницы именно у них. А сама Лилиан жадно слушала их байки, пересказанные Джоном или еще кем-нибудь из братьев Крик.

В давние времена, когда случилась эта история, Опоссум носил роскошный хвост и поэтому задирал нос перед Кроликом. Со стороны Опоссума так поступать было не очень-то честно, потому что раньше Кролик мог похвастаться хвостом ничуть не хуже, но Медведь оторвал его в честном бою, оставив Кролику лишь пушистый комочек.

Справедливость все же восторжествовала: Сверчок-цирюльник, вместо того чтобы как следует причесать шикарный Опоссумов хвост, взял да и повыдергал из него всю шерсть. Опоссум, когда увидел, что сталось с его сокровищем, устыдился безволосого хвоста и тут же грохнулся в обморок. Опоссумы и сейчас так делают.

Это всего лишь сказка. Но приключись с тобой вся эта история под старым буком, поневоле поверишь, что и такое бывает.

– Думаешь, это правда? – спросила Лилиан лиса.

– Как знать? – рассмеялся П. С. – Но пожалуй, не стоит рассказывать байку Старой Матушке Опоссум.

– Она и впрямь такая опасная?

– Есть лишь один способ проверить, – ответил лис, – и если ты все же готова рискнуть…

– Я должна рискнуть. Или навсегда останусь котенком.

– Тебе решать.

– Ворон Джек советовал принести ей подарок – что-то в знак уважения.

– Да, ты говорила, – кивнул П. С. – А он не сказал, что именно?

– Что-нибудь вроде мышки.

– Может, оно и не повредило бы, – пробормотал лис. – Хотя толк от этого вряд ли будет. Еще заподозрит какую-нибудь корысть.

– Но мне же нужно произвести на нее хорошее впечатление!

– Нет, ты не понимаешь. Ведьмы-опоссумы, они не такие, как мы с тобой. Попробуй произвести хорошее впечатление на камень или дерево – будет примерно то же самое.

– Вообще-то, я люблю камни и деревья.

П. С. улыбнулся:

– Ну конечно. Но с камнем или деревом тебе не удастся побегать по полям, погонять мячик или поговорить по душам. Тогда почему ты их любишь?

– Даже не знаю. На камнях хорошо сидеть.

И я люблю поспать под деревом – если, конечно, меня не жалит какая-нибудь змеюка.

– Мы что-то заболтались. А ты, похоже, тянешь время, – усмехнулся П. С.

– Наверное, – согласилась она. – Но больше не буду.

И они побежали – крупный, сильный лис и едва поспевающий за ним котенок – вниз по заросшему деревьями склону, туда, где разветвлялся ручей.

kartaslov.ru

Чарльз де Линт - Кошки Дремучего леса читать онлайн и скачать бесплатно

Чарльз де Линт

Кошки Дремучего леса

Charles de Lint, Charles Vess

THE CATS OF TANGLEWOOD FOREST

Text copyright © 2013 by Charles de Lint

Illustrations copyright © 2013 by Charles Vess

This edition published by arrangement with Little, Brown and Company, New York, New York, USA

All rights reserved

© А. Сагалова, перевод, 2016

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2016

Издательство АЗБУКА®

* * *

Посвящается моим любимым девчонкам – Мэри-Энн и Кларе

Чарльз де Линт

Мисо (я скучаю, дружище) и Джун, которая первой разглядела среди деревьев кошачий круг

Чарльз Весс

И Джо Монти, который решил, что идея насчет длинной истории хороша.

Глава первая

Кошмарная, ужасная змея

Когда-то был на свете лес, где водились самые разные деревья – бук, ель, дуб, береза, орешник. Лес этот называли Дремучим. Начинался он у края пастбища да так и тянулся через холмы то вверх, то вниз по склонам – казалось, нет ему ни конца ни края. Где-то в лесу пряталось несколько брошенных домишек, давно заполоненных травой. А в самой глубине на тайной поляне стоял бук – такой старый, что лишь холмы могли припомнить те времена, когда он был юным деревцем.

Холмы высились вокруг этого старца. До самых вершин их склоны были густо покрыты кущами рододендрона и разного кустарника, а ветви росших там деревьев тянулись прямо к звездам. У подножия холмов по узкой темной лощине вился ручей. Иногда он становился совсем тоненьким, порой разливался пошире, а случалось, прыгал вниз по острым камням и гладким уступам.

В тихий безветренный день голос ручья разносился далеко, до самой поляны. Там, под кроной старого бука, собирались кошки – чтобы погрезить и пригрезиться. Черные кошки и пестрые, белые и рыжие. Иногда они немножко сплетничали или рассказывали байки о коте Папашке, известном пройдохе, но чаще просто дремали, расположившись вокруг толстого ствола, а старый бук осенял их своими ветвями. Кто-нибудь мог вспомнить историю о древнем и могущественном Прародителе Кошек, и тогда даже в погожий солнечный денек у внимавших стыла кровь в жилах и они принимались беспокойно вылизываться.

Но в тот день место под старым буком занял кое-кто другой. Спрятавшись в высокой траве, меж корней крепко спало долговязое лохматое существо, больше всего похожее на девочку-сироту.

Собственно, это и была девочка-сирота. Звали ее Лилиан Киндред[1].

* * *

Вообще-то, спать под деревом она не собиралась – она же не кошка. Правда, кошку Лилиан чем-то очень напоминала. Точно так же бродила по лесу, бегала за белками и кроликами – и, между прочим, бегала довольно быстро. Уж насколько позволяли ей тощие ноги. А еще Лилиан была не прочь влезть на дерево, словно опоссум, и вздремнуть на солнышке, если, конечно, выпадала такая возможность. А выпадала она нередко.

Тем утром девочка выслеживала фейри. Она спустилась по течению ручья туда, где тот разливался. Перебраться на другой берег в этом месте можно было только по камням, что торчали из воды там и тут, образуя извилистый мостик.

– Фейри никогда не пойдут по воде, – наставляла ее повитуха Харлин Уэлч. – Зато камни они любят. Ты подкрадись поближе, только не шуми. Сама увидишь: на камнях их полным-полно, так и блестят крылышками, что твои стрекозы.

Вот именно – стрекозы. В этих-то недостатка не было, а фейри, как назло, куда-то запропастились. И так всегда: сколько Лилиан ни искала, все без толку. Хотя она могла поклясться, что чувствует их присутствие, как будто вокруг снуют туда-сюда крошечные пчелки. Иногда в воздухе явственно слышалось гудение невидимых крылышек, но сколько ни пыталась девочка застать фейри врасплох, они каждый раз как сквозь землю проваливались.

Лилиан жила вместе с тетушкой. Домик их, затерянный в холмах, стоял на склоне, как раз посередине между яблоневым садом и ручьем. И никого на мили вокруг. Казалось бы, лучше местечка для фейри не придумаешь – если, конечно, старики не сочиняют. Но сколько ни бродила Лилиан по лесу, сколько ни натыкалась она на круги фейри[2] – ничего не помогало. Маленький народ упорно не желал показываться.

* * *

– Довольно тревожить духов, – частенько повторяла тетушка. – Мы как пришли сюда, так и уйдем, а они жили здесь до нас и будут жить после. Оставь их наконец в покое.

– Но почему?

– Да потому что им не очень-то нравится, когда всякие рыжие пигалицы суют нос в их кашу. Если дело касается духов, лучше посторонись и не мешай им. А то еще накличешь неизвестно что.

Легко сказать – не мешай.

– Я никого не хочу побеспокоить, – объясняла Лилиан самой старой яблоне в саду; лежа на земле, она обращалась к листве у себя над головой. – Я бы поздоровалась, только и всего.

Но как, скажите на милость, поздороваться с тем, кого не видишь?

* * *

Однажды днем Лилиан с тетушкой трудились на кукурузном поле. Тетушка мотыгой выкорчевывала сорняки, а Лилиан шла следом и собирала их в корзину. Тетушка по обыкновению мурлыкала под нос какую-то старую ковбойскую мелодию. Может, «Вставай, Джон!», а может, «Малютка и ужасная змея».

– Я не сделаю фейри ничего дурного, – убеждала тетушку Лилиан. – Мне бы только взглянуть на них. Разве это плохо?

Тетушка разогнулась и оперлась на мотыгу.

– Может, и не плохо, – глубокомысленно изрекла она. – А может, и плохо. Только, я считаю, сами духи тебе об этом скажут. Мне-то известно лишь то, что говорил папуля, а он велел остерегаться духов. С его слов, если они тебя заметят, может статься, ты им понравишься. А может, и нет. Они, эти духи, вроде диких кошек.

– А я люблю кошек.

– Понятное дело, – кивнула тетушка. – Они тебя тоже любят. Кто ж еще нальет им поутру миску молока нашей Аннабель? Я-то не против – пусть приходят. С мышами мороки поменьше. Но запомни: с дикой кошкой нужно быть настороже. Сегодня она к тебе ласкается, и живете вы душа в душу, а назавтра эта зверюга вцепится в руку. И поди пойми, какая муха ее укусила. С ними никогда не угадаешь. Вот и с духами точно так же, говорю тебе, деточка. Таким, как мы с тобой, духов не понять.

– А может, фейри полюбят меня? Ну, так же как кошки.

Тетушка улыбнулась и снова склонилась над грядкой.

– Мне доводилось слышать, что духи с кошками вроде как родня. Возьми хоть белку и крысу – обе ведь грызуны, вот и здесь так же. Папуля рассказывал, будто в глухом лесу все создания носят в себе чуть-чуть магии, но больше всех кошки. Спроси священника, уж он-то подтвердит. В кошке живет черт, вот что он скажет.

Лилиан стряхнула комья земли с сорняков и запихнула пучок в корзину. Здорово, когда тетушка вот так рассказывает про фейри, а то чаще пытается вдолбить что-нибудь про хозяйство или про ферму.

– А ты видела духов? – спросила Лилиан.

Тетушка снова улыбнулась:

– Поживешь в этих холмах подольше, чего только не насмотришься. Твой дядя Улисс, бывало, дразнил меня так, что я злилась не на шутку. Но я ведь правду говорила: однажды я видела Папашку у кромки поля. Он вышагивал на задних лапах, обутый в черные сапожки, совсем как крошечный джентльмен, а на плече нес палку с котомкой. А за ним – целая ватага кошек, каких там только не было.

– И что ты сделала?

– А что тут сделаешь? Так и стояла с глазами что твои блюдца. Таращилась на всю эту компанию, пока кошки не скрылись в лесу, словно и не было. – Тетушка рассмеялась. – Вот-вот, и не было, – все повторял твой дядя Улисс. Но я-то помню: еще с пару недель в округе не показывалась ни одна кошачья морда. А когда кошки приползли обратно, то вели себя так, словно наплясались как шальные или объелись белены. Им даже двигаться было невмоготу.

Тетушка снова взялась за мотыгу, а Лилиан задумалась. Повстречай она сама среди бела дня Папашку, что бы сделала?

* * *

На следующее утро ее ждала обычная работа по дому. Лилиан покормила цыплят, не забыв бросить лишнюю горсть зерна – пусть полакомятся воробьи и другие пичужки. Те, предвкушая угощение, расселись поблизости на кустах диких роз. Потом девочка подоила Аннабель, их единственную корову, и выставила блюдце молока для лесных кошек. Они явятся из чащи, когда Лилиан погонит Аннабель на пастбище.

Вручив ведро с молоком тетушке, Лилиан позавтракала печеньем с чаем и медом, а затем прополола грядку с овощами. Больше на сегодня работы не было. У них с тетушкой имелся уговор: сделал дело – гуляй смело. Если, конечно, уроки выучены.

И Лилиан помчалась вверх по склону холма. Нужно спрятать припасенное с завтрака печенье в ветвях Яблоневого Человека.

www.libfox.ru

Кошки Дремучего леса (Чарльз де Линт, 2013)

Глава вторая

Девочка, которая проснулась кошкой

Лилиан открыла глаза и лениво потянулась. Такой странный сон ей привиделся. Она подняла лапу, облизала ее и уже начала было умывать мордочку… как вдруг внезапно поняла, что делает. Она вытянула конечность перед собой. Это определенно была лапа – с шерстью и без всякого намека на большой палец. Куда подевалась ее рука?

Лилиан попыталась осмотреть себя. Она видела тело трехцветной кошки – такое же тощее и долговязое, как ее собственное, но на этом сходство заканчивалось.

– И кто я теперь? – спросила она.

– Ты котенок, – ответил голос откуда-то сверху.

Лилиан задрала голову: с ветвей бука на нее смотрела белка. Похоже, она посмеивалась.

– Я не котенок. Я девочка, – возразила Лилиан.

– Ага, а я старый пес, – хмыкнула белка и заголосила, подражая унылому собачьему вою.

– Да нет же, я девочка, – настойчиво повторила Лилиан.

Но белка уже скрылась в ветвях.

Лилиан попыталась встать и неловко повалилась на траву: слишком много у нее теперь было ног.

– По крайней мере, я была девочкой.

Она повторила попытку, на этот раз более осторожно. И тут ей стало ясно: нужно двигаться так, будто она по-прежнему девочка. Кошачье тело само разберется, что ему делать.

Оглядевшись, Лилиан обнаружила останки растерзанной змеи – она отпрянула, шерсть на загривке встала дыбом. Значит, это был не сон.

Лилиан ужалила змея. Она умирала. А потом… Что было потом? Она помнила лишь светящийся туннель и голоса.

Фейри. Это фейри явились, чтобы спасти ее.

– Белка! – завопила она, задрав голову. – Ты видела фейри? Ты видела мое превращение?

Никто не ответил.

– Кажется, мне не очень-то нравится быть кошкой, – пробормотала Лилиан.

Вот уж теперь ей действительно были нужны фейри.

* * *

Лилиан успела освоиться с новым телом, пока бежала до ручья, но легче ей от этого не стало. Никакие фейри ей, как обычно, не встретились. И что теперь прикажете делать? Не может же она всю жизнь оставаться кошкой.

Отыскав тихую заводь, Лилиан свесилась с берега, посмотрела на свое отражение и… увидела кое-что очень-очень странное. Такое, чего, вообще-то, быть не могло. Из воды на нее смотрела девочка. Лилиан подняла лапу – девочка подняла руку.

Лилиан задумалась.

– Они изменили твой облик, – раздался голос сверху. – Теперь ты не совсем девочка. Но и не совсем кошка.

Она подняла взгляд: на ветке над ее головой восседал старый ворон.

– Ты говоришь о фейри?

– Нет же. О кошках.

– О кошках? – удивилась Лилиан. – Что-то я не понимаю…

– Ты умирала, а у них не было при себе безоара, чтобы вытянуть яд. Впрочем, молока для вымачивания камня у них тоже не было. К тому же без рук трудновато приложить безоар к укусу. И они решили сделать, что могли. Они превратили тебя в того, кто не умирал.

Про безоар Лилиан знала. У Харлин Уэлч был такой. Ее муж нашел камень у оленя в желудке, когда разделывал тушу. Гладкий, плоский сероватый камешек, размером с крупную монету. Если вымочить его в молоке и приложить к месту укуса, он прилипнет, а потом, высосав яд, сам отвалится. При укусах змей и бешеных животных лучше средства не найти.

– Я останусь такой навсегда? – спросила Лилиан.

– Может быть, – задумчиво произнес ворон. – А может быть, и нет.

– Как это?

– Об этом сказано в легендах, – пояснил он. – То, что однажды изменилось, может измениться вновь.

– Не слышала таких легенд, – покачала головой Лилиан. – Я вообще не знаю легенд о змеях. Разве что ту песню о кошмарной, ужасной змее. Девочка там умирает.

– Это грустная песня, – кивнул ворон.

– А ты можешь сказать, что мне теперь делать?

– Не могу.

– Но…

– Я же не сказал «не хочу», – уточнил ворон. – Я сказал «не могу». Я знаю немало легенд, но в них ничего не говорится о том, как превратить одно в другое. Тебе нужен кто-то, сведущий в магии.

– Как кошки.

– Ну, пожалуй, в любой другой день я бы с тобой согласился. Но не сейчас. Кошки только что сотворили слишком могущественную магию. И они прячутся.

– Прячутся? От кого?

– Ты сама знаешь.

– Нет, не знаю, – помотала головой Лилиан. – Я теперь, кажется, вообще ничего не знаю.

Ворон с опаской посмотрел сначала в одну сторону, затем в другую.

– От него. Они прячутся от него. В кошках есть магия, но творить магию им не полагается. Он этого не любит.

Лилиан встревоженно огляделась.

– О ком ты? – испуганно прошептала она.

– О Прародителе Кошек.

Кошечка вытаращила глаза.

– Так он правда существует, Прародитель Кошек?

– И это спрашивает девочка, у которой голова забита фейри.

– А об этом ты как узнал?

Ворон горделиво вздыбил перья на груди.

– Видишь ли, – многозначительно произнес он, – в лесу едва ли найдется то, о чем я не знаю.

– И ты отказываешься мне помочь.

– Этого я не говорил. Просто Прародитель Кошек слишком силен в магии. Нам с тобой не по зубам.

Прародитель Кошек. Каждый раз, когда ворон произносил это имя, по спине Лилиан пробегал холодок. Во всей округе не найдется человека, который не слышал бы историй о черной пуме, наводящей ужас на здешние холмы. Говорят, будто Прародитель Кошек выхватывает младенцев прямо из колыбелек, а потом забирается куда-нибудь повыше и с хрустом лакомится их косточками. Будто он крадет скотину из стойла и убивает путников на дорогах. А когда он сердится, высоко в горах слышатся раскаты грома и над домами проносится сильный вихрь: он грохочет ставнями, срывает крыши и опрокидывает сараи.

Прародитель Кошек – это огромная тень, что живет в лесу. Бесшумная тень. Если он подошел совсем близко, можно услышать, как постукивает о землю его хвост. Но тогда уже слишком поздно. Увидеть черную кошку – к беде, но после встречи с Прародителем даже беды с тобой уже никогда не случится. Иные говорят, что это сам дьявол. Не все так считают, но большинство сходится в одном: кем бы ни был Прародитель, с ним лучше не связываться. Может, он и не сверхъестественное существо, но уж, по крайней мере, очень-очень опасное.

Самую страшную историю о Прародителе Кошек Лилиан слышала от одного из братьев Крик[3] – кажется, от Джона, а может, и от Роберта. Семейство Крик обитало в резервации индейцев кикаха. Кто-нибудь из мальчиков время от времени приходил на ферму помочь по хозяйству. Крики вспахивали кукурузное поле, перекапывали сад, рубили и таскали дрова – в общем, делали всякую тяжелую работу, с которой тетушке в одиночку было бы не справиться. И один из Криков рассказал Лилиан, что Прародитель Кошек обладает способностью проникать в сны. Если посмотришь на него во сне, он так и будет преследовать тебя, пока его челюсти не сомкнутся на твоей шее. И тогда ты умрешь. Только не во сне, а наяву.

– А он… То, что про него рассказывают, это правда? – с ужасом спросила Лилиан.

– Смотря что ты слышала. Но скорее всего, да, – кивнул ворон.

Лилиан снова пробрала дрожь.

– Этот дьявольский зверь невероятно силен, – стращал ворон. – Таким, как ты и я, лучше не попадаться ему под горячую лапу. Да и вообще лучше ему не попадаться. Можно понять, почему кошки прячутся.

– Но что же мне делать?

– Тебе нужен кто-то, искушенный в магии. Кто возьмется помогать тебе, не опасаясь гнева Прародителя. Но не очень страшный, чтобы сам Прародитель не видел в нем угрозы. Старая Матушка Опоссум как раз из таких.

– Я о ней никогда не слышала.

– Разумеется. Она живет в твоем теперешнем мире, а не там, откуда ты явилась.

– Не нравится мне этот теперешний мир, – пробурчала Лилиан.

– Дело твое, – согласился ворон. – Но не забывай: в своем прежнем мире ты умерла от укуса змеи.

– Это мне нравится еще меньше.

– Естественно.

– А как ее найти? – спросила Лилиан.

– Знаешь место, где разветвляется ручей?

Лилиан кивнула.

– Спускайся вдоль рукава к лощине Черной Сосны. Как почувствуешь, что местность стала болотистой, значит ты пришла. Там и живет Старая Матушка Опоссум – ее нора под большой сухой сосной. Дерево приметное, не ошибешься.

– А она… она добрая? – робко осведомилась Лилиан.

Ворон рассмеялся.

– Она ведь опоссум, да к тому же ведьма. Сама-то ты как думаешь?

Сказать по правде, Лилиан не знала, что думать. И какая нелегкая принесла эту змею под старый бук?!

– Собираясь наведаться к ней в дом, – назидательно произнес ворон, – не забудь выказать хозяйке подобающее уважение.

Лилиан сердито распушилась:

– Может, я и выгляжу как кошка, но уж с этим справлюсь. Я умею быть вежливой.

– Речь не о комплиментах. Ты должна принести ей что-нибудь в знак почтения.

– «Что-нибудь» – это что?

– Ну, не знаю. Что-то не очень большое. Скажем, мышку. Но оно должно быть вкусненьким, с хрустящими косточками.

Лилиан вспомнила белку, с которой недавно беседовала. А теперь этот ворон…

– А они умеют разговаривать? – спросила она.

– Кто?

– Да мышки же.

Ворон снова рассмеялся:

– Конечно умеют. Всё на свете умеет разговаривать. Просто не каждый берет на себя труд послушать.

– Я не смогу убить говорящую мышь.

Ворон поглядел на нее с изумлением:

– А чем же ты собираешься питаться?

– Не знаю. А деревья и трава? Они тоже говорят?

– Еще как, правда, их не так-то просто понять. Разве только внутри живет какой-нибудь дух и переводит. Разговор растений слишком неспешен, чтобы мы могли уловить суть. – Он усмехнулся. – Хотя деревья куда расторопнее камней. У этих целый год уйдет только на то, чтобы представиться.

– А кстати, как тебя зовут? – поинтересовалась Лилиан.

– Ну, скажем так: кое-кто зовет меня Джеком, и я склонен откликаться.

– Ворон Джек, – повторила Лилиан. – А я…

– Лилиан. Знаю.

– Потому что ты знаешь обо всем, что случается в этих холмах.

– Вот именно, – самодовольно встрепенулся ворон. – А теперь я хочу предупредить тебя кое о чем, маленькая девочка-кошка. Я знаю, ты дружна с гончими, что живут на ферме Уэлчей, но, пока ты в кошачьей шкуре, держись от собак подальше. Если увидишь, что пес принюхивается, быстро лезь на дерево и сиди там, пока он не уйдет. Гончие, лисы, койоты… они не друзья тебе отныне. В лесу немало тварей, что при случае с удовольствием полакомятся мясцом молоденькой кошечки.

– Я не боюсь, – твердо ответила Лилиан.

– Я вижу. Но бояться стоит. Ты очутилась в опасном мире.

Лилиан промолчала, но подумала, что ее собственный мир в этом смысле тоже не подарок. Лежишь себе, например, под деревом, никого не трогаешь, и вдруг на тебя набрасывается ядовитая змея. Вот и чувствуй себя в безопасности после этого.

Она бы задала ворону еще сотню вопросов, но тут с фермы послышался громкий звон. Тетушкин железный треугольник. Значит, настало время ужина. Ворон спорхнул с ветки, а Лилиан по камням перебралась через ручей и со всех лап припустила вверх по склону.

Лилиан очень проголодалась, но не поэтому она так спешила домой. Тетушка наверняка сумеет помочь, ведь она всегда знает, что делать. Она придумает какое-нибудь средство, а не она, так Харлин Уэлч. А если никто из них не справится, они уж точно отыщут какую-нибудь старую ведьму с бутылочным деревом[4] у порога, умеющую голыми руками снимать порчу. Тетушка, конечно, не была охотницей до фейри, но, как и большинство жителей холмов, твердо верила в разные снадобья и зелья. А главное, знала, где их добыть.

kartaslov.ru

Кошки Дремучего леса. Глава первая. Кошмарная, ужасная змея (Чарльз де Линт, 2013)

Charles de Lint, Charles Vess

THE CATS OF TANGLEWOOD FOREST

Text copyright © 2013 by Charles de Lint

Illustrations copyright © 2013 by Charles Vess

This edition published by arrangement with Little, Brown and Company, New York, New York, USA

All rights reserved

© А. Сагалова, перевод, 2016

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2016

Издательство АЗБУКА®

* * *

Посвящается моим любимым девчонкам – Мэри-Энн и Кларе

Чарльз де Линт

Мисо (я скучаю, дружище) и Джун, которая первой разглядела среди деревьев кошачий круг

Чарльз Весс

И Джо Монти, который решил, что идея насчет длинной истории хороша.

Глава первая

Кошмарная, ужасная змея

Когда-то был на свете лес, где водились самые разные деревья – бук, ель, дуб, береза, орешник. Лес этот называли Дремучим. Начинался он у края пастбища да так и тянулся через холмы то вверх, то вниз по склонам – казалось, нет ему ни конца ни края. Где-то в лесу пряталось несколько брошенных домишек, давно заполоненных травой. А в самой глубине на тайной поляне стоял бук – такой старый, что лишь холмы могли припомнить те времена, когда он был юным деревцем.

Холмы высились вокруг этого старца. До самых вершин их склоны были густо покрыты кущами рододендрона и разного кустарника, а ветви росших там деревьев тянулись прямо к звездам. У подножия холмов по узкой темной лощине вился ручей. Иногда он становился совсем тоненьким, порой разливался пошире, а случалось, прыгал вниз по острым камням и гладким уступам.

В тихий безветренный день голос ручья разносился далеко, до самой поляны. Там, под кроной старого бука, собирались кошки – чтобы погрезить и пригрезиться. Черные кошки и пестрые, белые и рыжие. Иногда они немножко сплетничали или рассказывали байки о коте Папашке, известном пройдохе, но чаще просто дремали, расположившись вокруг толстого ствола, а старый бук осенял их своими ветвями. Кто-нибудь мог вспомнить историю о древнем и могущественном Прародителе Кошек, и тогда даже в погожий солнечный денек у внимавших стыла кровь в жилах и они принимались беспокойно вылизываться.

Но в тот день место под старым буком занял кое-кто другой. Спрятавшись в высокой траве, меж корней крепко спало долговязое лохматое существо, больше всего похожее на девочку-сироту.

Собственно, это и была девочка-сирота. Звали ее Лилиан Киндред[1].

* * *

Вообще-то, спать под деревом она не собиралась – она же не кошка. Правда, кошку Лилиан чем-то очень напоминала. Точно так же бродила по лесу, бегала за белками и кроликами – и, между прочим, бегала довольно быстро. Уж насколько позволяли ей тощие ноги. А еще Лилиан была не прочь влезть на дерево, словно опоссум, и вздремнуть на солнышке, если, конечно, выпадала такая возможность. А выпадала она нередко.

Тем утром девочка выслеживала фейри. Она спустилась по течению ручья туда, где тот разливался. Перебраться на другой берег в этом месте можно было только по камням, что торчали из воды там и тут, образуя извилистый мостик.

– Фейри никогда не пойдут по воде, – наставляла ее повитуха Харлин Уэлч. – Зато камни они любят. Ты подкрадись поближе, только не шуми. Сама увидишь: на камнях их полным-полно, так и блестят крылышками, что твои стрекозы.

Вот именно – стрекозы. В этих-то недостатка не было, а фейри, как назло, куда-то запропастились. И так всегда: сколько Лилиан ни искала, все без толку. Хотя она могла поклясться, что чувствует их присутствие, как будто вокруг снуют туда-сюда крошечные пчелки. Иногда в воздухе явственно слышалось гудение невидимых крылышек, но сколько ни пыталась девочка застать фейри врасплох, они каждый раз как сквозь землю проваливались.

Лилиан жила вместе с тетушкой. Домик их, затерянный в холмах, стоял на склоне, как раз посередине между яблоневым садом и ручьем. И никого на мили вокруг. Казалось бы, лучше местечка для фейри не придумаешь – если, конечно, старики не сочиняют. Но сколько ни бродила Лилиан по лесу, сколько ни натыкалась она на круги фейри[2] – ничего не помогало. Маленький народ упорно не желал показываться.

* * *

– Довольно тревожить духов, – частенько повторяла тетушка. – Мы как пришли сюда, так и уйдем, а они жили здесь до нас и будут жить после. Оставь их наконец в покое.

– Но почему?

– Да потому что им не очень-то нравится, когда всякие рыжие пигалицы суют нос в их кашу. Если дело касается духов, лучше посторонись и не мешай им. А то еще накличешь неизвестно что.

Легко сказать – не мешай.

– Я никого не хочу побеспокоить, – объясняла Лилиан самой старой яблоне в саду; лежа на земле, она обращалась к листве у себя над головой. – Я бы поздоровалась, только и всего.

Но как, скажите на милость, поздороваться с тем, кого не видишь?

* * *

Однажды днем Лилиан с тетушкой трудились на кукурузном поле. Тетушка мотыгой выкорчевывала сорняки, а Лилиан шла следом и собирала их в корзину. Тетушка по обыкновению мурлыкала под нос какую-то старую ковбойскую мелодию. Может, «Вставай, Джон!», а может, «Малютка и ужасная змея».

– Я не сделаю фейри ничего дурного, – убеждала тетушку Лилиан. – Мне бы только взглянуть на них. Разве это плохо?

Тетушка разогнулась и оперлась на мотыгу.

– Может, и не плохо, – глубокомысленно изрекла она. – А может, и плохо. Только, я считаю, сами духи тебе об этом скажут. Мне-то известно лишь то, что говорил папуля, а он велел остерегаться духов. С его слов, если они тебя заметят, может статься, ты им понравишься. А может, и нет. Они, эти духи, вроде диких кошек.

– А я люблю кошек.

– Понятное дело, – кивнула тетушка. – Они тебя тоже любят. Кто ж еще нальет им поутру миску молока нашей Аннабель? Я-то не против – пусть приходят. С мышами мороки поменьше. Но запомни: с дикой кошкой нужно быть настороже. Сегодня она к тебе ласкается, и живете вы душа в душу, а назавтра эта зверюга вцепится в руку. И поди пойми, какая муха ее укусила. С ними никогда не угадаешь. Вот и с духами точно так же, говорю тебе, деточка. Таким, как мы с тобой, духов не понять.

– А может, фейри полюбят меня? Ну, так же как кошки.

Тетушка улыбнулась и снова склонилась над грядкой.

– Мне доводилось слышать, что духи с кошками вроде как родня. Возьми хоть белку и крысу – обе ведь грызуны, вот и здесь так же. Папуля рассказывал, будто в глухом лесу все создания носят в себе чуть-чуть магии, но больше всех кошки. Спроси священника, уж он-то подтвердит. В кошке живет черт, вот что он скажет.

Лилиан стряхнула комья земли с сорняков и запихнула пучок в корзину. Здорово, когда тетушка вот так рассказывает про фейри, а то чаще пытается вдолбить что-нибудь про хозяйство или про ферму.

– А ты видела духов? – спросила Лилиан.

Тетушка снова улыбнулась:

– Поживешь в этих холмах подольше, чего только не насмотришься. Твой дядя Улисс, бывало, дразнил меня так, что я злилась не на шутку. Но я ведь правду говорила: однажды я видела Папашку у кромки поля. Он вышагивал на задних лапах, обутый в черные сапожки, совсем как крошечный джентльмен, а на плече нес палку с котомкой. А за ним – целая ватага кошек, каких там только не было.

– И что ты сделала?

– А что тут сделаешь? Так и стояла с глазами что твои блюдца. Таращилась на всю эту компанию, пока кошки не скрылись в лесу, словно и не было. – Тетушка рассмеялась. – Вот-вот, и не было, – все повторял твой дядя Улисс. Но я-то помню: еще с пару недель в округе не показывалась ни одна кошачья морда. А когда кошки приползли обратно, то вели себя так, словно наплясались как шальные или объелись белены. Им даже двигаться было невмоготу.

Тетушка снова взялась за мотыгу, а Лилиан задумалась. Повстречай она сама среди бела дня Папашку, что бы сделала?

* * *

На следующее утро ее ждала обычная работа по дому. Лилиан покормила цыплят, не забыв бросить лишнюю горсть зерна – пусть полакомятся воробьи и другие пичужки. Те, предвкушая угощение, расселись поблизости на кустах диких роз. Потом девочка подоила Аннабель, их единственную корову, и выставила блюдце молока для лесных кошек. Они явятся из чащи, когда Лилиан погонит Аннабель на пастбище.

Вручив ведро с молоком тетушке, Лилиан позавтракала печеньем с чаем и медом, а затем прополола грядку с овощами. Больше на сегодня работы не было. У них с тетушкой имелся уговор: сделал дело – гуляй смело. Если, конечно, уроки выучены.

И Лилиан помчалась вверх по склону холма. Нужно спрятать припасенное с завтрака печенье в ветвях Яблоневого Человека.

Так тетушка называла самую старую, уже одичавшую, яблоню в их саду. Дерево росло почти на самой вершине, откуда хорошо был виден луг с мелкими пятнышками полевых цветов, ульями и другими яблонями.

– Почему ты так называешь его? – спросила Лилиан, впервые услышав про Яблоневого Человека. – Там что, правда человек внутри?

Если человек, то, наверное, очень скрюченный – иначе в таком корявом дереве не усидишь. Яблоневый Человек был героем ее грез, как и фейри. Иногда, задремав в тени старой яблони, Лилиан будто слышала далекий голос. Он рассказывал разные истории, но, проснувшись, девочка не могла припомнить ни одной.

– Не знаю, откуда пошло, мы всегда так называли старую яблоню. Правда, кормить ее не додумались. – Тетушка покачала головой. – Имей в виду, всё съедают белки да еноты.

Лилиан так не думала – вот еще! Яблоневый Человек существовал на самом деле, так же как фейри и волшебные кошки. Просто он был скрытный. Стеснялся, наверное. В один прекрасный день все духи Дремучего леса поймут, что Лилиан не причинит им вреда, и тогда покажутся и непременно подружатся с ней.

* * *

Угостив Яблоневого Человека, девочка спустилась в лощину и побрела вверх по течению. От каменной переправы она добралась до того места, где ручей кувыркался вниз по лесенке из валунов. Ей нравилось перебегать из тени на солнышко и обратно – коже становилось то прохладно, то жарко. На гладких камнях и мокрых лишайниках не очень-то удержишься. Кое-как сохраняя равновесие, Лилиан палкой подталкивала сверкающую на солнце гальку под струи водопада. И тут девочка почувствовала чей-то взгляд.

Подняв глаза, она почти нос к носу столкнулась с белохвостым красавцем-оленем.

Олень ничуть не хуже фейри! По крайней мере, Лилиан так считала.

– Привет-привет! – радостно воскликнула она.

Отпрянув, олень стремглав понесся прочь. Лилиан помчалась вдогонку. Она вовсе не собиралась пугать или ловить его, просто здорово же побегать наперегонки!

Так они и мчались – сначала вниз, через чащу орехов-гикори и желтой березы, через луг и хлещущие по ногам травы, потом вверх по каменистому склону, темному от мха и папоротника, и снова вниз, в лощину, где ручей бежал с ними бок о бок. Они неслись все вперед и вперед. Олень скакал изящно, Лилиан больше карабкалась и прыгала, но при этом ничуть не отставала.

Несколько раз девочка едва не коснулась зверя. Порой она почти теряла красавца из виду, только белый хвостик маячил впереди. Тогда олень останавливался, будто бы перевести дух, но стоило девочке приблизиться, он тут же уносился прочь.

Они бежали через знакомые луга и поля, но иной раз оказывались в местах, где Лилиан бывать не доводилось. Деревья здесь выглядели старше, а кусты росли гуще – олень их непринужденно перепрыгивал, а ей приходилось пробираться ползком.

Так она оказалась под старым буком на тайной поляне. Олень ускакал по своим делам, а девочка упала без сил в густую траву под перепутанными ветвями и крепко уснула.

Вот тут-то ее и ужалила змея.

* * *

Это была кошмарная, ужасная змея. Совсем как та, из старинной песенки, которую напевала тетушка. Лилиан и не подозревала, что змея затаилась совсем рядом, пока зверюга не нанесла удар.

Змея спала под деревом, свернувшись клубком. Лилиан плюхнулась в траву, едва не задев змеиный нос, и заснула. Девочке снилось, будто она со всей силы пинает кочан салата, – Лилиан дернула ногой, и змея очнулась от дремоты. Боль от первого укуса разбудила девочку. Слишком поздно. Змея ужалила второй раз, третий. Лилиан попыталась встать, позвать на помощь тетушку, но яд лишил ее сил. Лежа на земле, она дрожала от холода.

Она понимала, что сейчас умрет. Совсем как несчастная малютка из тетушкиной песни.

Туман боли заволакивал глаза. Лилиан уже не видела выходящих из высокой травы кошек. Кое-кого она узнала бы – старые знакомцы, что приходили по утрам за молоком. Тех, кто жил очень-очень далеко в лесу, Лилиан никогда не встречала, но и они ведали, что эта тощая полудикая девочка добра к их сородичам.

Их главарем был огромный, почти как рысь, кот с коричневатой, словно у лисы, шерстью. Лилиан назвала его Большой Рыжик. Он бросился на змею и мгновенно откусил ей голову – хрясь! – и готово. Черная Нэсси отшвырнула голову прочь ловким движением лапы. Парочка котят кровожадно вцепилась в извивающееся тело. Урча, они рвали и кусали его, но поверженный противник и так уже бился в предсмертных судорогах. Теперь змея была совершенно безвредна.

Остальные кошки расселись кружком под старым буком. Только им было уже не до кошачьих грез. В середине круга лежала умирающая девочка.

Лилиан не сознавала всего этого. Она падала в светящийся туннель – такое странное чувство, никогда ей не приходилось испытывать ничего подобного. Бывает же!

Ей не было страшно, да и больно тоже не было. Вот если бы только умолкли голоса, а они все звучат и звучат. Не пускают ее в светящийся туннель.

– Мы должны спасти ее.

– Не получится. Слишком поздно.

– Если только…

– Если только превратить ее в кого-то, кто сейчас не умирает.

– Но Прародитель запретил нам…

– Тогда пусть гнев Прародителя падет на меня.

– На всех нас.

– Мы сделаем ее одной из нашего рода – он не рассердится.

– Рассердился же, когда мы приделали мышам крылья.

– Здесь совсем другое.

– Ведь сейчас мы спасаем друга.

Они разом посмотрели на Лилиан. Кошачья магия пробудилась и ожила под сенью старого бука. Сначала кошки ритмично раскачивались туда-обратно, затем одновременно подали голоса, и словно в каморке заиграл ансамбль из расстроенных скрипок, но расстроенных не настолько, чтобы резать слух. Было в их стройной мелодии что-то ершистое. Кошки пели, и над ними поднималось золотое сияние, самый воздух вокруг светился золотом. Сияние повисело над кошачьим хором, а потом двинулось по кругу от одного певца к другому.

Обойдя кошек трижды, сияние остановилось в центре круга, прямо над умирающей девочкой. Кошки подняли головы: над ними, среди ветвей старого бука, парила душа Лилиан. Скрипучая песня неслась все выше, а вместе с ней и сияние устремилось за душой. Золотой петлей свет опутал душу и притянул ее назад, к телу.

Кошки умолкли. Они смотрели на девочку. Лилиан вдохнула и выдохнула, а ее спасители обменялись довольными взглядами. Но тут, внезапно вспомнив о Прародителе, они встревожились и поспешно удалились в лес.

kartaslov.ru

скачать бесплатно fb2, txt, epub, pdf, rtf и без регистрации

  • Просмотров: 2484

    Отдай мое сердце

    Макс Фрай

    Когда тебя просят отдать чье-то сердце, предполагается, что ты его перед этим похитил. Похитить…

  • Просмотров: 2315

    Садовые чары

    Сара Аллен

    В саду за высокой оградой стоит фамильный дом Уэверли. Среди прочих чудесных растений в этом саду…

  • Просмотров: 2181

    Тайны Апокалипсиса

    Игорь Прокопенко

    Известный телеведущий Игорь Прокопенко в своей новой книге обращается к анализу тех угроз, которые…

  • Просмотров: 2064

    Земля лишних. Побег

    Андрей Круз

    Новый мир – неважно, как ты сюда попадешь, по доброй воле или вот, как Александр Баринов, бежав из…

  • Просмотров: 1657

    Ведьма в шоколаде

    Ольга Пашнина

    Добро пожаловать в лавку «Ведьма в шоколаде»! Желаете чего-нибудь к чаю? Вы пришли по адресу! В…

  • Просмотров: 1654

    Чистильщик

    Евгений Щепетнов

    Никто не знает, кто он такой. Ни приемная мать, ни всемогущая ФСБ. Да и сам он тоже не знает. Его…

  • Просмотров: 1477

    Искупление вины

    Евгений Сухов

    В Вологодскую область заброшена немецкая диверсионная группа. Ее командир, бывший сержант РККА…

  • Просмотров: 1384

    Мертвое море

    Юрий Иванович

    Страшно, когда тебя пытаются убить. Но совсем обидно, когда тебя убивают случайно, с кем-то…

  • Просмотров: 1309

    Тамплиер. На Святой Руси

    Юрий Корчевский

    Продолжение бестселлера «Тамплиер. На святой земле». С боем вырвавшись из осажденного мамелюками…

  • Просмотров: 1132

    Группа крови

    Александр Афанасьев

    30-е годы XXI века. Сбылась мечта патриотов – США больше нет. Еще недавно всесильная сверхдержава…

  • Просмотров: 847

    365 салатов и закусок на каждый день

    Юлия Высоцкая

    Салаты и закуски, приготовленные по рецептам из телепрограмм «Едим Дома!» и «Завтрак с Юлией…

  • Просмотров: 767

    Королевская кровь. Медвежье солнце

    Ирина Котова

    Свадьба – самый счастливый день в жизни каждой девушки. Но станет ли он счастливым для принцессы…

  • Просмотров: 764

    Заклинатель драконов

    Анастасия Вернер

    Они оба живут двойной жизнью. Днем она – Марита Хорвин, дочь разорившегося графа. Ночью – Джон Рут,…

  • Просмотров: 742

    Око разума

    Дуглас Ричардс

    Он пришел в себя в мусорном баке, ничего не помня о том, как попал сюда. Чуть позже он обнаружил,…

  • Просмотров: 729

    Секретарь палача

    Валентина Савенко

    Когда Арлину, осужденную за покушение на жизнь мага, навещает незнакомец и предлагает стать своим…

  • Просмотров: 718

    Демон никогда не спит

    Наталья Александрова

    Долгие века древнее арийское племя таится от людей, ведь ему доверено великое сокровище – кинжал…

  • Просмотров: 693

    S-T-I-K-S. Внешник

    Юрий Уленгов

    Наемник Айвэн летел на очередное задание, а оказался в мире Улья – странном, жутком и смертельно…

  • Просмотров: 683

    Расходный материал

    Олег Орлов

    Две сверхцивилизации ведут между собой непримиримую войну. Но силы равны, и тогда одна из них…

  • Просмотров: 674

    Подземный город Содома

    Гай Орловский

    Настоящая победа, когда противник признает себя побежденным. Но этот не признал, а победитель…

  • Просмотров: 667

    Темное дело

    Лариса Соболева

    Никита Кораблев обожает свою красавицу-невесту Алику и ждет не дождется свадьбы. До счастливого…

  • Просмотров: 656

    Одержимость

    Нора Робертс

    Детство Наоми Боуз закончилось в тот момент, когда однажды ночью она решила узнать, куда отправился…

  • Просмотров: 631

    Волшебные стрелы Робин Гуда

    Наталья Александрова

    Все не то, чем кажется, даже в книгах, любимых с детства, – таких, например, как баллады о Робин…

  • Просмотров: 626

    Calendar Girl. Лучше быть, чем казаться (сборник)

    Одри Карлан

    Все очень просто. Мне нужен миллион долларов. Именно столько я должна заплатить за жизнь своего…

  • Просмотров: 586

    Ответ перед высшим судом

    Ольга Володарская

    Старика-ювелира Абрама Лившица называли Кощеем. Всю жизнь он имел дело с золотом и антиквариатом,…

  • iknigi.net


    Смотрите также